?

Log in

Previous Entry | Next Entry


На Большом Ближнем Востоке разгорается очередной военный конфликт (сейчас эпицентр - в Ираке), который в самое ближайшее время может охватить не только весь этот регион, но и перекинуться на многие соседние страны. Что это за конфликт, чем он чреват и какие силы в нём могут принять участие - некторые ответы на эти и ряд других вопросов можно найти в тексте Олега Валецкого о боевых действиях, которые ещё не так давно велись в Афганистане. 

Современная война в Афганистане является не только местом приложения усилий США и блока НАТО, но и непосредственно затрагивает интересы такого важного региона, как Средняя Азия, тесно связанного с безопасностью России. Чтобы понять, каким образом эта война сможет повлиять на положение в мире, следует, прежде всего, трезво оценить, какими возможностями располагают стороны, участвующие в ней. Безусловно, главной и определяющей силой в этой войне является американская армия.

В Афганистане выяснилось, что при войне против «идейных исламских партизан» установка на дезорганизацию неприятельской связки «наблюдение-ориентация-решение-действие» Джона Бойда просто не работает, в силу отсутствия у противника традиционных для «цивилизованного» мира командных центров. Территория племён представляла важный политический фактор в войне в Афганистане и фактически оказалась частью театра боевых действий, однако вне прямого контроля армии США и сил НАТО.

Падение 7 декабря 2001 года Кандагара, казалось, уничтожило власть талибов. В декабре 2001 года у талибов оставалась лишь треть их армии, около 15-20 тысяч. Силы самой «Аль-Каиды» насчитывали десять тысяч бойцов - с тем что тогда к ним на помощь прибыло три тысячи пакистанцев.

Однако руководство пакистанской спецслужбы ISI вело в Афганистане двойную игру: формально соглашаясь с политикой США, фактически оно не желало уничтожения талибов. Попытка США руками Беназир Бхутто уменьшить влияние ISI закончилась для неё сначала потерей поста премьер-министра, а затем и смертью. Показательно, что ISI создали британцы, и пакистанская спецслужба десятки лет проводила политику руками исламских фундаменталистских организаций в Кашмире, в Восточном Пакистане (Бангладеш) и в самой Индии. По сути, ISI была организацией исламских фундаменталистов, проще говоря, салафитов, что не исключало её конфликтов с другими фундаменталистскими организациями.

Война в Афганистане обеспечила приток в ISI новых - уже афганских — кадров, и неудивительно, что движение талибов создавалось напрямую с помощью пограничных войск Пакистана. Первым большим успехом талибов муллы Омара было взятие в 1995 году города Доорахи под Кандагаром - когда у муллы Омара было всего две тысячи бойцов. «Аль-Каида» была частью пакистанского проекта — с тем что Усама бен Ладен и Айман аз-Завахнри хорошо поняли суть партизанской войны, в отличие от своих противников. Они сделали ставку на подготовку кадров путём постоянной боевой «обкатки» в тех войнах, которые носили хоть какой-то исламский характер. Создав свои лагеря в Афганистане, они производили не просто боевое слаживание, но религиозно-политическую спайку своих бойцов. А попав на новые фронты, осуществляли такое же слаживание и спайку с местными кадрами, нередко обращая обычных «кафиров» в настоящих моджахедов.
В кадровом вопросе руководство «Аль-Каиды» оказалось на голову выше руководства спецслужб своих противников. В Афганистане в лагерях «Аль-Каиды» прошли обучение многие командиры нынешних моджахедов, в том числе позднее погибший «заместитель» Усамы бен Ладена по Ираку Абу Мусаба аз-Заркави, уроженец Аммана и выходец из палестинской среды, и вождь сомалийского движения «Аль-Шабааб» Адан Хаши Айро.

Сам Усама бен Ладен был вполне реальный человек, и особой тайной не является, что его путь «наверх» обусловлен весьма тривиальными причинами. Семья его была достаточно богата и влиятельна и, естественно, имела связи со спецслужбами Саудовской Аравии, которые ещё до ввода советских войск в Афганистан готовили моджахедов. С началом же войны в Афганистане саудийцы заключили пакт с американцами и британцами о борьбе против советских войск. В Афганистане в координации спецслужб США, Великобритании и Саудовской Аравии и при поддержке бывшего союзника СССР - Египта было создано бюро «Мактаб Хидам- мат аль-Муджахедин», во главе которого встал палестинец Абдалла Аззам. Последнего после его смерти и заменил Усама бен Ладен. Главную роль в вербовке и подготовке моджахедов играли представители пакистанской и саудовской спецслужб, а отчасти и египетской. Американцам тогда надо было нанести СССР максимальные потери, дабы отомстить за Вьетнам, а так как сами американцы традиционно склонны к краткосрочным решениям, то они и пошли на поддержку исламских партизан. В итоге США в качестве «партнёров» получили радикалов в лице саудовских исламских фундаменталистов, или салафитов.

Вместе с тем бен Ладен - это чисто саудийское явление, и говорить, что его сделали американцы, неправильно. Разумеется, и в США, и во Франции, и в Великобритании есть силы, поддерживающие движение исламского фундаментализма в мире. Первый съезд «Аль-Каиды» прошёл в Лондоне, однако современный мир многополярен, и геополитика в привычном понимании утратила свою роль.

При этом надо понимать, что «Аль-Каида» - это организация, управляющая людьми, прежде всего, религиозным путём — изданием фетв, и лишь затем - военным и экономическим. И над бен Ладеном стояли религиозные авторитеты, имевшие такое право. Этим путём «Аль-Каида» и достигла своего влияния в мире, обеспечивая себе поддержку деньгами и силой оружия. Благодаря данному факту даже Саудовская Аравия, страна богатая и потому независимая, в которой король Фахд опирается на достаточно сильную армию, стоит перед опасностью партизанской войны.

С началом войны в Афганистане отставка начальника ISI генерала Махмуда в ноябре 2001 года практически ничего не изменила, ибо большая часть офицеров ISI исповедовала взгляды, лишь незначительно отличающиеся от взглядов талибов. Неудивительно, что часть сил «Аль- Каиды» ушла в 2001 году из Афганистана как раз с помощью пакистанской службы ISI.

После свержения режима талибов Афганистан некоторое время был относительно спокойным местом, здесь велась главным образом междоусобная борьба между полевыми командирами, под державшими прозападное правительство Хамида Карзая. Сам Хамид Карзай достаточно быстро рассорился с большинством своих союзников из кампании 2001-2002 годов. Например, глава провинции Герат Исмаил-Хан, получив пост министра энергетики, порвал связи с Карзаем. Преемник Ахмад Шаха Масуда, глава таджиков Мохаммад Фахим, был отправлен Карзаем в отставку с поста министра обороны, а генерал Абдул Рашид Дустум, контролировавший в той кампании силы узбеков, был вынужден эмигрировать в Турцию.

Талибы же - достаточно монолитная структура, хорошо организованная и цементируемая идеологическим фактором, и появление оппозиционных групп в среде талибов не наблюдалось. Помимо талибов партизанскую войну против правительства Карзая начало и движение «Хизб-и-Ислами» Гульбеддина Хекматияра, одного из самых влиятельных командиров периода войны против советской армии. Вместе с тем опора на местные афганские силы привела к тому, что большая часть сил талибов смогла ускользнуть и перейти к ведению партизанской войны. Операция по зачистке горного массива Тора-Бора, проведённая с 3 по 17 декабря 2001 года силами специального назначения США и Великобритании, опиравшимися на местные союзные афганские силы, не принесла ощутимого успеха.

Новая операция «Анаконда» была проведена с 1 по 18 марта 2002 года против сил талибов в долине Шахи- Кот под Гардезом. План был — разбить талибов в месте, где они зимовали. Кампания велась уже не только спецназовцами США, но и силами 101-й воздушно-штурмовой и 10-й горной дивизий, составившими основу тактической группы Hammer («Молот»), игравшей ключевую роль. Тогда как афганские союзники, составившие основу тактической группировки Anvil («Наковальня»), играли вспомогательную роль. В силу некоторых тактических ошибок большей части талибов удалось уйти, хотя они и понесли тяжёлые потери.

В армии США уже существовали разработанные модели борьбы против партизан - манёвренные операции «Окружение», «Кольцо», «Молот и наковальня», «Двойной скачок».

В августе 2003 года, под давлением США, НАТО принял командование над Международными силами содействия безопасности (ISAF) в Афганистане. Командование ISAF в конечном итоге контролировало разве что центр Кабула и собственные базы, отдав остальную территорию Афганистана на откуп полевым командирам, которых задабривали через правительство Карзая - возможностью безнаказанно разворовывать иностранную помощь. Большое число иностранных компаний, которым была передана основная часть программ развития Афганистана, завышая цены на свои услуги, не интересовались правильностью выбранной стратегии, как и самим смыслом своей деятельности.

По мере нарастания междоусобных распрей росла и численность международных сил. С 8 тысяч человек в 2002 году она была увеличена к 2005 году до 15 тысяч военнослужащих, причём войск было явно недостаточно для контроля над территорией страны. Всё это пытались возместить финансовыми вливаниями. В янва-ре 2002 года в Токио международное сообщество выделило на экономическое восстановление Афганистана 4,7 миллиарда долларов США. Управление финансовыми средствами было поручено Всемирному банку, срок их предоставления - до начала 2005 года. В марте 2003 года, на второй конференции стран-доноров в Берлине, было решено выделить на последующий трёхлетний период ещё 8,2 мил-лиарда долларов. В октябре 2004 года прошли выборы президента Афганистана. Однако на практике это только помогло талибам, сумевшим через свои племенные связи, в конечном итоге, оказаться одними из пользователей этой помощи.

Хотя на международной конференции была выдвинута идея создания поясов безопасности на границах с Афганистаном, она не была реализована в жизнь. В итоге, используя мощный фактор исламского фундаментализма, при растущем недовольстве населения поборами и грабежами полевых командиров, талибы сумели в 2005 году резко активизировать свои действия.

Во второй половине 2005 года талибы подняли настоящее восстание против американцев и НАТО, сбив несколько вертолётов, подбив десятки бронемашин и грузовиков с горючим и с запасами для войск союзников и убив несколько сотен афганских полицейских, солдат, а также бойцов НАТО и США. Британская тактическая группа «Гильменд», созданная на базе 16-й парашютно-десантной бригады, с апреля 2006 года была втянута в тяжёлые бои в провинциях Гильменд и Кандагар. В небольшом городке Санжин в Гильменде британ¬цы с июня 2006 года по апрель 2007-го фактически находились в окружении талибов.

Надо сказать, что американцы не имели продуманной стратегии для борьбы с партизанами в Афганистане. Не помог им и опыт войны в Ираке. В Афганистане американцы не смогли использовать «стратегию Ирака», ибо не имели большого числа местных союзников.

Однако, даже не имея чёткой стратегии, командование ISAF было в состоянии показывать лучшие результаты, используя проверенную тактику создания блокпостов, подготовки новых боеспособных подразделений спецназа афганской армии и проведения активных мероприятий по поиску и уничтожению сил талибов и «Аль-Каиды». Но на практике командиры подразделений различных контингентов предпочитали отсиживаться на базах либо проводили заведомо бессмысленные операции, чтобы избежать потерь в своих рядах. Силы американского спецназа, не имея поддержки от местной, весьма разношёрстной, армии Карзая, оказывались не в состоянии закрепить успехи своей авиации и, в конечном итоге, сами стали попадать в засады.

Благодаря созданию сети «Аль-Каиды» талибы обрели возможность получать новые кадры подготовленных специалистов — не только из исламских, но и из европейских стран, а также из бывшего СССР. Сами талибы в 2007 году напрямую контролировали 54 процента территории Афганистана, а в 2008 году этот показатель стоял на отметке 72 процентов.
В дальнейшем именно Южный Афганистан стал основным местом проведения войсковых операций сил ISAF, таких как «Удар меча» и «Коготь орла», в 2009 году. При этом провинция Урузган - откуда был родом как сам мулла Омар, так и многие его командиры - странным образом оставалась вне зон проведения этих операций.

В данном случае - налицо существование договорённостей между талибами и Хамидом Карзаем, который в наибольшей степени контролировал полицию. Последняя служила своего рода буфером между талибами и армией Афганистана, охваченной системой контроля армией США и ISAF, - и тут ещё вопрос, в чьих интересах было существование этого буфера.

Секретом полишинеля в Афганистане было то, что МВД Афганистана контролирует посевы опиума-сырца в стране, а закупки его в больших количествах осуществляют иранцы.

На остальной территории Афганистана задачи по проведению войсковых операций были переложены на армию Афганистана и полицию, тогда как силы службы безопасности привлекались главным образом к сопровождению конвоев, подготовке самой армии Афганистана, обеспечению ведения различных строительных работ и «гуманитарных» программ.
Было известно, что воинские контингенты отдельных армий практиковали подкуп командиров сил талибов, дабы те не проводили нападений на их силы, - и подобная практика не могла прибавить влияния этим контингентам в местной среде. Таким образом, поддерживалось хрупкое равнове¬сие, основанное на взаимных интересах, — и потому талибы до 2012 года не могли сравниться вооружением с былыми моджахедами Афганистана. В отличие от последних у талибов не было собственной артиллерии, в первую очередь буксируемых 130-миллиметровых пушек и 120-миллиметровых миномётов. Собственная ПВО, в частности ПЗРК и зенитная артиллерия, была представлена в единичных образцах. Столь примитивный характер вооружения, основанный на лёгком стрелковом оружии, ручных противотанковых гранатомётах и самодельных взрывных устройствах, не мог сравниться по этим показателям ни с одним более-менее крупным партизанским движением конца XX века. Потому силы безопасности ISAF и могли себе позволить отсиживаться по базам - предоставив ведение наступательных операций против тали-бов силам специального назначения своих армий и армии и полиции Афганистана.

В 2012 году часть подразделений армии США и воинский контингент Франции стали выводиться из Афганистана. Силы талибов практически получили оперативную свободу — которой не замедлили воспользоваться. Талибы напали на базу «Бастион» и уничтожили шесть истребителей-бомбардировщиков AV-8B Корпуса морской пехоты США.

Армия Афганистана была не в состоянии самостоятельно бороться против талибов, так как представляла собой противоповстанческие легкопехотные силы, располагавшие глав¬ным образом стрелковым оружием, переносными противотанковыми системами и буксируемой артиллерией, а также ограниченным количеством колёсной бронетехники. К декабрю 2011 года она насчитывала 170 тысяч военнослужащих и имела шесть корпусов - со штабами в Кабуле, Гардезе, Герате, Кандагаре, Лашкаргахе и Мазари-Шарифе.

Что касается ВВС, то они состояли из вертолётов Ми-17, Ми-35 и MD-530F, чья общая численность достигала к концу 2011 года полусотни. Помимо этого, имелось ещё 14 лёгких транспортных самолётов С-27 и самолётов связи Cessna. Боевых самолётов в армии Афганистана не имелось, попытка закупки в бывшем СССР боевых самолётов не удалась. Этому про¬тиводействовали военные советники из Соединённых Штатов, не желавшие тратить американскую финансо¬вую помощь на закупки неамериканских образцов боевой техники.

Практика подготовки армии Афганистана силами групп военных советников армии США и сил безопасности ISAF не имела задуманного эффекта в силу большой текучки кадров, которые подбирались, согласно афганской традиции, по родственно-клановым связям, без всяких проверок и экзаменов. Вскоре всё это обнаружилось, когда участились случаи убийств военнослужащих США и сил безопасности военнослужащими армии Афганистана.

Американцы оказались не в состоянии контролировать процессы, происходящие внутри афганского общества, тем самым нарушив собственную доктрину «наблюдение-ориентация-решение-действие» и дали возможность талибам беспрепят-ственно расправляться со своими противниками внутри афганского общества. Сама борьба с иностранной оккупацией была лишь предлогом для облегчения «зачисток» противников исламской революции, которых в дан¬ном случае можно было убивать уже как предателей ислама и пособников оккупантов. Это вполне согласуется с исламскими законами, осуждающими тех, кто нарушает закон в исламском государстве, но оправдывающими убийства тех, кто, нарушая законы ислама службой «неверным», сам оказывается отступником. По сути, любая революция направлена не против врагов внешних, а против врагов внутренних. Между тем столь важный фактор не был учтён американцами в Афганистане, где им была «сверху» спущена установка на строительство «демократического» общества - в его западном понимании, вне зависимости от того, что это общество нуждалось в военной диктатуре. Тем самым были открыты двери исламскому фундаментализму.

Стратегия США в Афганистане как стратегия «ведущей страны» потерпела неудачу - в области реформы полиции, за которую была ответственна Германия, и в области правосудия, за которую была ответственна Италия. Провинциальные группы реконструкции так и не завоевали влияния, ибо местные политики Афганистана оказывали им сопротивление.
Талибы благодаря этому сумели в последние годы завоевать влияние в провинциях - как, например, в Вардаке, - где не просто утвердились, но и получили влияние и в «непуштунской» среде.

Столь же серьёзные недостатки проявились и в порядке воинских контингентов европейских стран НАТО, требовавшего длительной бюрократической процедуры, неприемлемой для «противопартизанских» действий. Хотя в армиях Германии и Франции имелись подготовленные подразделения спецназа, их воинские контингенты, находившиеся на севере Афганистана, часто избегали активного участия в боевых операциях и поддерживали с талибами условный нейтралитет.
Согласно данным Группы по правам человека при миссии ООН по оказанию помощи в Афганистане, за восемь месяцев 2008 года в Афганистане погибло 1455 человек, из которых 800 - убито талибами.

11 февраля 2009 года талибы напали уже на центр Кабула, на Министерство юстиции, и убили несколько десятков человек. Хотя в самом Кабуле было дислоцировано несколько частей армии, в том числе бригада специального назначения, размещённая недалеко от бывшего президентского дворца. Если учитывать, что афганские армию и полицию обучали различные частные и государственные компании США, Великобритании, ЮАР и Франции, то, согласно западной логике, можно предположить: если бы её не обучали, то талибы по центру Кабула ездили бы на танках. Каким образом проходил отбор в полицию Афганистана, видится по примеру 2009 года - когда афганский полицейский застрелил пять британских солдат на контрольно-пропускном пункте в провинции Гильменд.

В Афганистане война набирала обороты, и в боях в сентябре 2009 года за один день погибло до полусотни человек, в том числе пять американских солдат, - тогда как за весь сентябрь 2009 года в Афганистане погибло 36 американских солдат и один сол-дат НАТО.

После того как в 2012 году ведение операций было передано армии Афганистана и местной полиции, талибы в той или иной мере присутствовали на всей территории страны.

На практике совместные операции НАТО с армией Афганистана заключались в том, что командование контингента той или иной страны нанимало группы местных боевиков, которых затем, совместно со своим спецназом, отправляло на операции, не слишком заботясь о результате, - либо просто, через афганских офицеров, платило деньги командирам талибов, дабы те не нападали на подразделения этого контингента.

В том же Афганистане коммерческие структуры берут под контроль одну за другой сферы деятельности армии, принуждая государство к различным проектам в области «реконструкции» страны - ради получения новых прибылей, вне зависимости от проблем государственного бюджета.

США войну в Афганистане ведут с огромными расходами, в силу характера самой армии США. По сути, сама американская армия является своего рода корпорацией, огромной бюрократической машиной - лишённой гибкости и возможности свое-временно реагировать на изменения в политической и боевой обстановке. Эта армия - весьма дорогостоящая машина даже для американской экономики. В силу этого главной задачей армии является поддержание работы собственного организма - вне зависимости от внешних факторов. Сама война у американцев понимается так: надо сначала кого-то купить, а потом с его помощью одержать победу. Однако всё здесь упирается в деньги, и если денег печатать будет невозможно, то и войну Америка выиграть не сможет. Конечно, американской экономикой управляют неглупые люди, и какие-то планы у них, очевидно, есть, но происходящее в Афганистане показывает, что появились процессы, могущие привести к краху усилий армии США.

Если смоделировать возможные пути развития кризиса на Среднем Востоке в условиях глубокого мирового финансового кризиса и вывода американской армии из Афганистана, то тут картина может быть достаточно неожиданной - и далеко не для всех участников кризиса она будет оптимистичной. В октябре 2008 года газета Sunday Times опубликовала интервью с командиром британской 16-й воздушно-штурмовой бригады, который сказал: «Мы не выиграем эту войну... Споры должны быть разрешены не через дуло оружия, а через переговоры».

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com