?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ЗАВЕРШЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ




СТИМУЛ ЛУЧШЕ РАБОТАТЬ




На вопросы отвечает кандидат физико-математических наук,
совладелец голландской инновационной компании
Eye on Air BV



Юрий Удалов







Юрий Борисович, что изменилось в российской науке после развала СССР?

– Информационные возможности современной науки стали несопоставимо лучше – доступ к литературе, системам поиска и автоматизации. Другое дело, что далеко не всегда этим пользуются, так как привыкли работать по старинке. Теперь наука деидеологизирована, и это тоже хорошо. Но в отличие от естественных наук гуманитарные, где идеология раньше просто зашкаливала, так до сих пор и не смогли воспользоваться в полной мере этими благами. К сожалению, многие из этих наук, такие, например, как социология, вообще пока ничего своего не создают, а лишь копируют зарубежные наработки. Из-за сокращения числа задач, связанных с оборонкой, снизилось финансирование, но выросла материальная база – теперь ученым доступны приборы, о которых раньше они даже и мечтать не могли. Система планирования стала проще. Появились гранты, которые являются дополнительной поддержкой молодых ученых. В то же время уровень школьного и вузовского образования серьезно упал. Преемственность поколений прервалась. Есть пожилые руководители и молодые специалисты, а связывающего звена просто нет. Аналогичный процесс, только еще более разрушительный, прошел во всех вспомогательных отраслях науки. Поэтому опытные производственники, техники, технологи, инженеры и квалифицированные рабочие сегодня практически отсутствуют. Это тенденция, которая идет с Запада. И называется deskilling – потеря рабочей квалификации. Насколько это важно – судите сами: любому ученому нужна команда, и чем она сильнее, тем эффективнее работа и выше достижения. А этой команды фактически нет. И что может сделать армия, в которой остались в основном генералы и кое-где полковники? В этой связи нужно отметить и то, что у нас была практически полностью уничтожена отраслевая наука. Кстати, мощнейший удар по конкурентоспособности нашей науки, как академической, так и отраслевой, после развала СССР нанес господин Сорос.

– Каким образом?

– Думается, это одна из самых блестящих разведывательных операций, которую вообще можно было придумать. Когда в нашей стране всё рушилось и летело в тартарары, включая и науку, Фонд Сороса совершенно неожиданно решил поддержать российских ученых. Было объявлено, что все научные сотрудники, которые напишут соответствующую заявку, получат от фонда по 500 (если мне память не изменяет) долларов каждый. Просто так. Многие, конечно, не поверили такой неслыханной щедрости, восприняли это как шутку. Однако все, кто заявку подал, обещанные 500 долларов получили. Поэтому, когда Сорос объявил о новой «акции», участвовать в ней готовы были уже все. Денег в этот раз предлагалось значительно больше, но взамен ученые должны были подробно описать свои исследования, полученные результаты, планы намеченных работ и идеи на перспективу. После изучения экспертами Сороса всей этой информации работники науки получали «достойное» вознаграждение. Вот тут наше ученое сообщество постаралось на славу и выложилось на все 100%. А Сорос собрал уникальную базу данных всех наших научных разработок и планов, затратив на это минимально возможные силы и средства. Очевидно, что, раздобыв эту стратегическую информацию, американцы получили огромные конкурентные преимущества перед нами в научной сфере, как на академическом, так и на отраслевом направлении. И никто этого даже не пытался остановить.

– Вы говорите, что отраслевая наука в России была практически полностью уничтожена. Но научные подразделения отдельных российских компаний продолжают успешно развиваться и показывают очень неплохие результаты.

– Исключения есть всегда и везде. И нужно сказать, российской отраслевой науке очень повезло, что, скажем, в «Газпроме» нашлись разумные люди, которые отказались плыть по течению вместе со всеми и приложили максимум усилий, чтобы сберечь научный потенциал компании. И не только компании, но и тех отечественных предприятий и организаций, что так или иначе связаны с топливно-энергетическим комплексом страны. Например, такие научно-исследовательские, научно-технические и проектные институты, как ВНИИГАЗ, ВНИПИгаздобыча, ЮжНИИгипрогаз, «Промгаз», «Гипроспецгаз» и другие. Благодаря этому сохранён и тот культурный слой, на базе которого сегодня растут и развиваются специалисты, необходимые для нефтегазовой отрасли. Между тем ни одна компания в мире, пусть даже такая мощная, как «Газпром», не в состоянии решить все проблемы отраслевой науки в масштабах целой страны. Тем более столь огромной, как Россия. Основная ответственность за это лежит на государстве.

– Как вы смотрите на попытки реформировать российскую науку?

– Очень положительно. Потому что эти реформы назрели давно. РАН была создана в могучей стране, которой нужно было решать вполне конкретные задачи, от которых во многом зависело выживание всех нас. Ученые выполняли чисто научную, академическую работу, но никогда не чурались и практики. Всё было четко сбалансировано. А потом оказалось, что созданный гигантский аппарат остался, а цели и задачи исчезли. И давайте не будем забывать о том процессе, который начался с развалом СССР. Как уже было сказано, количество хороших ученых удваивается за 20 лет, плохих – за 10. Между тем первые у нас стали активно уходить из науки в бизнес и уезжать за рубеж. Вторые, не будучи востребованы больше нигде, остались в науке. Оценить эффективность их деятельности достаточно просто. В последний год перед развалом Союза количество публикаций российских ученых было вдвое больше, чем Индии и Китая вместе взятых, причем с очень хорошим отрывом. Сейчас каждая из этих стран идет далеко впереди нас. О качестве же наших научных публикаций сейчас вообще зачастую стыдно говорить. Но наши ученые не хотят признаться в этом даже самим себе. Поэтому не нужно удивляться, что инициатива по реформе РАН вызвала такую волну протестов. Но чтобы исправить ситуацию, нужно разобраться, какие исследования ведутся, какие из них действительно нужны, и провести жесткую инвентаризацию. Общая политика в науке должна определяться государством, которое обязано ставить четкие реальные задачи, давать свободу для их решения, но затем спрашивать с ученых за их выполнение.

– Как вы оцениваете ситуацию с утечкой мозгов из России?

– Это большая проблема для всех развивающихся стран. Проблема извечная, и однозначного выхода из нее человечество еще не придумало. Потому что решение одних задач приводит к появлению новых. В нынешнем мире единственный способ оставаться на месте – это быстро бежать. И чтобы справиться с той или иной проблемой, нужно перейти от ее статического решения к динамическому. Недостаточно просто принять какой-то закон – необходимо продолжать работать в выбранном направлении. Вести мониторинг того, кто, как и почему «утекает». Создавать стимулы для того, чтобы ученые хотели остаться. В то же время нужно иметь в виду, что, как только такие стимулы появятся, у кормушки сразу станут собираться люди, не имеющие никакого отношения к науке и просто рассчитывающие на легкую наживу. Поэтому необходимо создавать динамичную, постоянно совершенствуемую и обновляемую систему, в которой будет меняться руководство, задачи, участники и исполнители. Впрочем, надо отметить, что массовый исход ученых из России наблюдался в 1990-е годы. Сегодня их отток не так уж и велик, что связано прежде всего с падением в нашей стране уровня образования. И важно понимать, что с его повышением неизбежно увеличится и научная эмиграция.

– Что же делать?

– Для начала нужно провести реформу науки, чтобы молодые ученые понимали, что и здесь им будет куда расти. А потом – главная проблема не в том, что деятели науки уезжают, а в том, что потом они не хотят возвращаться. Например, Капица, Иоффе, Ландау – все они учились и работали за рубежом, но вернулись. Здесь нам, думается, нужно поучиться у Китая. Если китайский ученый уезжает за границу, его ничуть не меньше уважают в своей стране. Его за это никто не осуждает, а даже наоборот. Государство оказывает ему всестороннюю помощь, и его всегда ждут обратно. Поэтому он постоянно поддерживает связь с Китаем и не прекращает работать на свою страну. Почему бы и в России так не сделать? Нужно не противиться этому, а создавать условия, чтобы наши ученые могли уехать, набраться знаний и опыта, а затем вернуться. И чтобы они не просто хотели, но и им было куда вернуться.

– Вы бы вернулись?

– Вполне возможно. Хотя чтобы приносить пользу своей стране, не обязательно жить и работать именно в ней. Достаточно вспомнить о политике Китая. Мы сегодня ведем активную научную деятельность в Голландии и используем полученные результаты для реализации коммерческих проектов в Европе. Последнее время на нашу компанию обращают всё больше внимания и представители России.

– А чем именно вы занимаетесь и как вообще попали в Голландию?

– Закончил МИФИ по специальности «квантовая электроника». Защитил диссертацию, работал в ФИАНе (Физический институт имени П. Н. Лебедева РАН), занимался лазерами. В 1990 году поехал в Голландию на полгода в рамках программы Академии наук по научному обмену. За это время мы с коллегами успели успешно осуществить научный проект. В результате нам было предложено продолжить работу, которой мы занимались еще два года. Нам удалось создать новый вариант лазера. Мы чувствовали свою востребованность и получали хорошие результаты. А в 2005 году, поняв, что пришло время внедрять наши научные разработки в жизнь, создали с моим другом и партнером Сергеем Митько свою компанию. Определили пять направлений, которые посчитали наиболее перспективными для активного развития. Ими и занимаемся. Дальше всего мы продвинулись в рамках проекта по созданию системы поиска сверхмалых концентраций различных веществ. В частности, ее можно использовать для обнаружения следов взрывчатки и наркотиков. Мы выиграли государственный тендер, участие в котором приняли 86 компаний. Его проводила голландская организация – аналог российской МЧС, после чего нашей системой заинтересовались представители Схипхол – главного аэропорта Голландии. И в прошлом году консорциум, в который, помимо Схипхол, входят, к примеру, компания KLM, Rabobank и Делфтский технический университет, выступил нашим инвестором. В дополнение к системам безопасности для аэропортов мы разрабатываем приборы для определения наличия вредных веществ в воздухе, которые могут пригодиться, скажем, полиции и пожарным.

– По вашему мнению, следует ли опасаться санкций США против российских ученых?

– Санкции против ученых – вещь редкая. Даже во времена холодной войны существовал научный обмен, а Запад старался приглашать побольше ученых из СССР. Поэтому нынешняя акция, предпринятая американским правительством, достаточно необычна. Существенная доля совместных российско-американских исследований в области технических и естественных наук от запрета на сотрудничество каким-то образом, конечно, пострадает. Страшно ли это? Думаю, не очень. Дело в том, что наших ученых туда тоже приглашают не за красивые глазки, а за умение работать. Прежде всего это скажется на научных экспериментах США. Кроме того, американская наука ведь состоит не только из лабораторий министерства энергетики. Множество университетов имеют свои программы обмена и сотрудничества и пока что их отменять не собираются. А потом, наука – это не только ядерные исследования и привязанные к ним физика, химия и сопромат. Допустим, что из 7 тыс. ученых (за последний год американские рабочие визы для проведения совместных исследований получили 6,7 тыс. россиян) не попадет в Америку треть. Ну и что? Это что, только нам нужно и важно или американцам тоже? Скорее последнее.

Не будем забывать о еще двух сторонах проблемы. Во-первых, США, конечно, могучи, но белый свет на них клином не сошелся. Есть и Европа. И вот тут наши физики имеют определенные гарантии. Россия вместе с еще 11 странами участвует в строительстве Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах (European XFEL) в Германии. Стоимость проекта превышает 1 млрд евро, и Россия является второй после Германии страной, если смотреть на объем инвестиций. Планируется, что «Роснано» внесет в проект 250 млн евро. Россия вкладывает деньги и в ряд других мощных международных научных проектов. Прежде всего это швейцарский CERN (Европейская организация по ядерным исследованиям, крупнейшая в мире лаборатория физики высоких энергий) и Большой адронный коллайдер – ежегодный взнос России в этот проект составляет около 10 млн евро. Мы участвуем и в создании нового ускорительного центра FAIR в Дортмунде, который должен начать работу в 2025 году. Ожидаемая сумма, которая пойдет на его строительство, – около 3 млрд евро, и Россия должна выплатить порядка 17% этой суммы. Еще один проект – строительство термоядерного реактора ITER в Провансе. Здесь Россия оплачивает 9% от общей стоимости в 10 млрд евро. При этом квота на российских ученых также составляет 9% от всего научного персонала. Всего в бюджете России на 2014 год выделено 33,7 млрд рублей на «взносы в международные научные организации» – и это без «Роснано». Так что изоляции российских физиков мы можем не опасаться. И что не менее важно – будет стимул для наших ученых лучше работать.

Беседу вел Денис Кириллов


Часть 1 здесь: http://pan-ikota.livejournal.com/246453.html

Comments

( 30 comments — Leave a comment )
nikkto59
Jun. 17th, 2014 04:04 pm (UTC)
Чудесная статья!
Внушает оптимизм.
Благодаря Юрию Борисовичу, я теперь знаю чем занимается Роснано.
А то все только критикуют. Вот и Оксана Дмитриева на днях стала "наезжать" на бедного Анатоль Борисыча http://park72.ru/?p=37673
Нет Серьёзно. Отличная статья. Спасибо.
Такую критику на Родине могут и не простить...


Edited at 2014-06-17 04:05 pm (UTC)
toyahara
Jun. 17th, 2014 05:03 pm (UTC)
Надеюсь, что эта угроза не заставит автора искать убежища на Украине ;)!
nikkto59
Jun. 17th, 2014 05:18 pm (UTC)
Родине сейчас не до того!))) Она, бедная, не знает где рук взять на все дыры.
Её хохлы границей обносят - защищают от Европейских ценностей.
А Вы можете свободно перемещаться по Европе. Так , что скоро...ждите "братьев"- начнут замерзать будут , как тараканы просачиваться в Европу.
Чем смогла, помогла. Скрала. Правда мои читатели в основной массе в Украине увязли.
toyahara
Jun. 17th, 2014 05:21 pm (UTC)
Хочу вот стиш про Украину написать, на мотив гимна:

Ще не змерзла Україна,
Есть угля и газа
В хранилищах еще трошки:
Поживёт, зараза!

Начало такое вот. Как полагаете, стоит утруждать себя?
nikkto59
Jun. 17th, 2014 05:47 pm (UTC)
:)))
Сегодня где-то в ленте попался детский стих. Хохлёнок стиш сочинил, про то, что "отрубаем" москальский газ, топим вербой и ивой - будет тепло.
Дословно не помню.
Но Ваш - лучше. Ну-так...
Вы ведь профи. Во всём!)

Вот и я думаю, рано мы её хороним. Приспособятся. И не такое переживали
toyahara
Jun. 17th, 2014 06:07 pm (UTC)
рано мы её хороним. Приспособятся. И не такое переживал
Сыны Украйны! Да, они сильны,
Они - не испугаются морозов,
Покрывшись шерстью, будто кабаны,
Пойдут в Европу - и гламурно-розов

Цвет сала будет, что с собой возьмут,
Наследием культурным "Незалежной".
Голландцам и французом поднесут
Горилки стопку, с мовой бесполезной.
nikkto59
Jun. 17th, 2014 06:28 pm (UTC)
Re: рано мы её хороним. Приспособятся. И не такое пережив
:)
Шикарно!)
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 06:30 pm (UTC)
Re: рано мы её хороним. Приспособятся. И не такое пережив
горилки стопку с мойвой... ;)
toyahara
Jun. 17th, 2014 06:36 pm (UTC)
Re: рано мы её хороним. Приспособятся. И не такое пережив
Ааааааа!!!!! Украинская мойва!!! Ааааааа!!!!
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 06:28 pm (UTC)
если про газ, то начинать так:
щё не спёрла уКраина...
toyahara
Jun. 17th, 2014 06:35 pm (UTC)
Гениально! Использую, спасибо!!!
salome_lou
Jun. 18th, 2014 07:17 am (UTC)
АААААААААААААААААА!

Що не спэрла))))
silva2103
Jun. 17th, 2014 05:28 pm (UTC)
Критика мягкая... Интервью прекрасное! Дает понять, что есть еще отдельные энтузиасты, полные решимости)

А вообще-то, как подумаешь... такое общероссийское горе, что науку угробили(
На моих глазах столько научных судеб сломалось в период общих катаклизмов...
Сейчас деньги вливают, но разве можно реанимировать мертвого!
И деньги расходятся по верхам, прежде чем дойдут до истинных разработчиков.

В этом хаосе выстояли редкие самостоятельные счастливчики и те, кого случайно нашли деловые люди, с целью практического применения их научных разработок, при условии достаточно быстрого получения прибыли.
toyahara
Jun. 17th, 2014 05:37 pm (UTC)
Ой, Настя... Видал я этих "выстоявших и уцелевших" - и скоро опять увижу.
Беда в том, что нет задачи, заради которой можно было бы жилы рвать, да и стимула их рвать нет.
nikkto59
Jun. 17th, 2014 05:51 pm (UTC)
Вот именно, что "Беда в том, что нет задачи"
Улучшать, ускорять, модернизировать...
Находится миллион оппонентов, которые скажут, что в России это не рентабельно и проще и выгоднее закупать.
Так и потеряли всё.
silva2103
Jun. 17th, 2014 05:53 pm (UTC)
Тояхара! Ну, почему нет задачи? Смотря какой задачи.
Первыми, конечно, погибли представители теоретических наук, это да... Кому они были нужны? Если нет быстрой прибыли - аллес капут. Если же можно было найти практическое применение, то тут кто-то рисковал, вкладывал деньги, конечно в сферы, где ожидались гарантии, какую-нибудь пищевую, жилищно-коммунальную отрасльи т.д.

Если к моменту развала всей науки и промышленности были какие-то качественные наработки, не имеющие убийственной конкуренции, то они тоже имели шансы выжить.
Как пример, аудиоаппаратура моего родственника нынче заполонила всю Россию и ее любят покупать иностранцы тоже.
Он честно мне недавно признался, что никогда и никому не давал взяток))
Немыслимо, но факт!)
toyahara
Jun. 17th, 2014 05:58 pm (UTC)
Ты радуешь скромного меня! Спасибо :)!
psychaudelique
Jul. 5th, 2014 11:49 am (UTC)
Крайне интересное интервью. Спасибо всем - журналистам и их собеседнику)
pan_ikota
Jul. 5th, 2014 05:40 pm (UTC)
:)
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 06:33 pm (UTC)
задачи есть... ежемесячно менять летнее время на зимнее и обратно... ;)
toyahara
Jun. 17th, 2014 06:37 pm (UTC)
И миллюцию на сами понимаете что ;)!
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 06:46 pm (UTC)
ой...
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 06:25 pm (UTC)
:)))))))) не... там уж слишком всё демократично... лучше уж в Бангладеш... ;)
toyahara
Jun. 17th, 2014 06:26 pm (UTC)
Бандергладеш!
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 06:28 pm (UTC)
причём, незалежный...
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 06:23 pm (UTC)
это Юрию Борисовичу спасибо :)
а про Чубнаны и Сколько-во можно было бы много что рассказать... но зачем? и так ведь все всё знают... ;)
mudric_1960
Jun. 17th, 2014 07:36 pm (UTC)
Спасибо за отличную и дельную статью! Между прочим помимо Газпрома весьма сильно поддерживают науку в Росатоме, в том числе и академическую.
А все же жаль, что великий Тояхара в Голландии :)
pan_ikota
Jun. 17th, 2014 07:48 pm (UTC)
главное, что он остаётся нашим :)
mudric_1960
Jun. 17th, 2014 07:51 pm (UTC)
Это истинно так :) побольше бы таких, настоящих
salome_lou
Jun. 18th, 2014 07:21 am (UTC)
Отличное интервью! Вроде все по делу и серьезно, но читается чудо как легко и интересно. Много конкретных примеров, про "жизнь короткая, а червь длинный" я взяла на вооружение и использую по разным поводам.))
( 30 comments — Leave a comment )

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com