?

Log in

Previous Entry | Next Entry


Ажиотаж, поднятый в Европе вокруг альтернативных, и в первую очередь возобновляемых источников энергии, не имеет под собой никакой реальной почвы. Если подходить к ситуации на глобальном энергетическом рынке объективно, нефть и газ в обозримой перспективе останутся основными энергоресурсами. И вопрос даже не в том, что другие варианты обойдутся слишком дорого. Просто пока углеводороды действительно нечем заменить. Примером может служить опыт Шри-Ланки, обладающей почти идеальными, в сравнении с любым из европейских государств, условиями для развития альтернативной энергетики. Эта страна использует по максимуму все имеющиеся у нее географические и климатические преимущества для получения возобновляемой энергии и при этом не боится признать, что без углеводородов острову не обойтись. Поэтому сюда всеми силами стремятся привлечь инвесторов, в том числе и Группу «Газпром», для поиска на своей территории нефти и газа.



Главный вопрос
Шри-Ланка – остров в Индийском океане у южной оконечности полуострова Индостан, до 1972 года носивший название Цейлон. С древних времен его основное население – сингалы – вели бесконечные войны с выходцами из южной Индии – тамилами, которые постепенно оседали на севере и северо-востоке страны. В XVI веке сюда пришли португальские колонизаторы, которых через полтора столетия сменили голландцы, а в конце XVIII века – англичане, после чего Цейлон был объявлен колонией Британской империи. Независимость страна получила в 1948 году, хотя полную свободу обрела только в 1972-м. Однако перестройка колониальной экономики, направленной на вывоз с острова природных ресурсов – самоцветов, специй (главным образом корицы), натурального каучука, чая, экзотических плодов (в том числе орехов кокосовой и арековой пальм), животных (в частности, слонов), захлебнулась в волне межнациональных распрей. С 1978 года начал разгораться конфликт между сингалами и ланкийскими тамилами, которые потребовали создания на острове независимого государства Тамил-Илам – в 1983 году это противостояние переросло в кровопролитную гражданскую войну. Окончательной победы над тамильскими сепаратистами движения ТОТИ («Тигры освобождения Тамил-Илама») удалось добиться только в 2009 году. Наконец страна получила возможность для полноценного экономического развития, активной реализацией которой сразу же и занялись правительство Шри-Ланки и президент Махинда Раджапаксе.
     
Основные усилия властей направлены на повышение уровня жизни населения острова: начаты крупные инфраструктурные проекты по расширению сети автодорог, портового хозяйства, систем ирригации, водоснабжения, здравоохранения и образования, восстановлению и развитию туристического комплекса, формированию малого бизнеса, электрификации сельской местности, где живет порядка 80% ланкийцев. Взят курс на увеличение притока в экономику иностранных инвестиций. Такая политика дала весьма впечатляющие результаты. «Страна переживает резкий подъем – последние несколько лет экономический рост у нас составлял около 7–8% в год, а уровень безработицы упал до 4%», – сказал министр экономического развития Шри-Ланки Базил Раджапаксе. Впрочем, теперь на повестке дня государства, в котором на территории чуть более 65,6 тыс. кв. км проживает порядка 25 млн человек (для сравнения: в Литве на площади в 65,2 тыс. кв. км – менее 3,2 млн жителей), стоят новые первостепенные задачи, решение которых позволит закрепить полученные результаты и сохранить высокие темпы экономического роста. Главная из них – повышение энергетической безопасности.




Заложники импорта
Основную долю в энергетическом балансе Шри-Ланки – более 50% – занимают дрова, которые используются в первую очередь в бытовых целях. На втором месте стоят нефть и нефтепродукты – порядка 40%. Около 10% приходится на электроэнергию, почти половину которой дает гидроэнергетика, а еще столько же вырабатывают тепловые электростанции – главным образом из нефтепродуктов (мазута, печного топлива, дизеля и нафты), а также угля. Совсем незначительную долю здесь занимает малая гидрогенерация и альтернативная энергетика – суммарно не более 4% от общего объема производства электроэнергии. Страна не обладает собственными запасами углеводородов или зарубежными добычными активами, поэтому вынуждена импортировать ежегодно порядка 2 млн т нефти и 2,5 млн т нефтепродуктов (в основном бензин, авиакеросин, дизель, мазут, сжиженные углеводородные газы и битум). В 2011 году это стоило ланкийцам 4,6 млрд долларов, но могло бы обойтись и значительно дороже, если бы не собственные перерабатывающие мощности.
     
Национальная государственная компания Ceylon Petroleum Corporation (CEYPETCO) была создана в 1961 году, а с 1964-го, в результате национализации зарубежных активов, взяла под контроль весь ланкийский топливный бизнес. Сейчас на местном рынке также действуют и другие игроки, один из крупнейших среди которых – «дочка» Indian Oil Corporation – Lanka IOC.



































































































 В 1968 году CEYPETCO при помощи итальянской Snaprogetti (сейчас Saipem – «дочка» ENI) построила на острове НПЗ Sapaguskanda мощностью по сырью 1,9 млн т в год (впоследствии производительность превысила 2,5 млн т). Рассчитано предприятие на переработку иранской легкой нефти Iran Light и схожих по качеству сортов, таких как эмиратская Upper Zakum и аравийская Arab Light. Основным поставщиком углеводородного сырья в Шри-Ланку традиционно выступал Иран. Кстати, именно эта страна в 2008 году договорилась об инвестициях в расширение вдвое мощностей ланкийского НПЗ, что позволило бы снизить закупки импортных нефтепродуктов и ежегодно экономить за счет этого до 300 млн долларов. Однако санкции, введенные против Ирана США и Европой, не позволили начать реализацию проекта. А Шри-Ланка была вынуждена искать замену иранской нефти у Oman Oil Company и Saudi Aramco.
     
Между тем природно-климатические условия островного государства крайне благоприятны для использования возобновляемых источников энергии. Поэтому параллельно с поиском возможностей по развитию нефтепереработки ланкийцы направляют значительные усилия на развитие альтернативной энергетики.


     
Солнце, воздух и вода
Политика ланкийских властей предполагает получение максимально возможного эффекта от вовлечения в оборот возобновляемых источников энергии, прежде всего гидроресурсов, которыми очень богат остров. Первая крупная ГЭС была введена в строй еще в 1950 году, а сегодня их уже более полутора десятков. Последняя ГЭС, мощностью 150 МВт, была запущена в эксплуатацию в текущем году. Реализуются другие проекты по созданию крупных гидроэлектростанций. Однако их потенциал ограничен: размещение таких ГЭС оправдано главным образом в горных районах страны. Помимо этого, в Шри-Ланке активно развивается малая гидроэнергетика – строятся станции производительностью не более 10 МВт, но их суммарная мощность уже приближается к 200 МВт. Ланкийцы оценивают потенциал этого направления альтернативной энергетики в пределах 400 МВт.
     
Три региона Шри-Ланки – северо-восточное побережье и районы в центральной части острова – обладают хорошим потенциалом для развития ветроэнергетики. Он составляет 25 тыс. МВт, правда, лишь теоретически. Практически же, с учетом экономической целесообразности, – не более 200 МВт. Между тем пока здесь работают только две ветряные электростанции общей мощностью 30 МВт.



























     
Остров получает огромное количество солнечной энергии круглый год, ведь Шри-Ланка расположена близко к экватору. Две трети ее территории – равнина, которая идеально подходит для развития солнечной электроэнергетики. Солнечная радиация в этих районах составляет порядка 4–5,5 КВт в час на 1 куб. м. Но пока здесь действует лишь одна станция по переработке солнечной энергии в электрическую производительностью 500 КВт. Она введена в строй только в прошлом году.








Еще одно перспективное для Шри-Ланки направление альтернативной энергетики – использование биомассы. Это один из самых распространенных в островном государстве возобновляемых источников. На производство энергии из биомассы идут дрова, а также бытовые, промышленные и сельскохозяйственные отходы (например, с рисовых, кокосовых, каучуковых и чайных плантаций). В основном с помощью этих ресурсов ланкийцы готовят пищу, но им находят и другое применение. Например, на острове работают малые электростанции, топливом для которых служит рисовая шелуха. На сегодняшний день их суммарная мощность – 10 МВт. Твердые бытовые отходы, скапливающиеся в городах и пригородах страны, также рассматриваются как один из возможных источников энергии в категории биомассы. Однако определить энергетический потенциал направления переработки биомассы пока не представляется возможным.


     
Остальные альтернативные энергоресурсы на Шри-Ланке считают малоперспективными, так как пока нет экономически эффективных технологий для их крупномасштабного развития. Что же касается перечисленных, то, согласно планам ланкийских властей, к 2015 году на острове предполагается получать 10% (460 МВт) всей вырабатываемой электроэнергии из нетрадиционных источников. 72,7% от этого придется на малую гидроэнергетику, 18,5% – на ветряную, 8,7% – на биомассу. И лишь 0,1% – на всё остальное. К 2020 году доля возобновляемых источников должна достичь уже 20%. Впрочем, на Шри-Ланке признают, что это не решит проблемы энергетической безопасности острова, по крайней мере в обозримом будущем, так как быстрый экономический рост уже сегодня сопровождается резким увеличением спроса на энергию. На данном этапе альтернативная энергетика слишком слабо развита и далеко не так надежна, как ископаемые виды топлива. Поэтому ланкийцы совершенно справедливо считают, что им нужны собственные нефть и газ.




В поисках лучшей жизни
Впервые поисково-разведочные работы на углеводороды на суше и морском шельфе Шри-Ланки начались в конце 1950-х годов. Их вели канадские, французские, американские компании и даже советские геологи (кстати, они обнаружили в одной из скважин залежи углеводородов, правда, непромышленные) вплоть до середины 1980-х – дальнейшим исследованиям помешала гражданская война. Возобновлены эти работы были только в начале 2000-х годов. Поиск велся в основном на суше и в ланкийской части морского бассейна Кавери на севере и северо-западе острова по соседству с территорией Индии, которая обнаружила в своей части этого бассейна нефтяные и газовые залежи. Позже, с нового века, работы распространились и на ланкийскую часть морского бассейна Маннар (в его индийской части также обнаружены залежи углеводородов), расположенную к югу от Кавери. Шанс найти здесь залежи нефти и газа ланкийцы, на основе разведочных данных, полученных норвежской TGS-NOPEC, оценили на 60%. При этом предполагается, что суммарные запасы жидких углеводородов в Манарском заливе могут достигать 130 млн т.















































































































































     
В 2007–2008 году власти Шри-Ланки провели масштабную маркетинговую кампанию с роуд-шоу в Лондоне, Хьюстоне и Куала-Лумпуре, направленную на привлечение зарубежных инвесторов к реализации поисково-разведочных проектов на шельфе острова. Бассейн Маннар был разделен на восемь перспективных нефтегазовых блоков, которые выставили на конкурс в ходе первого раунда лицензирования. Однако поступило всего шесть заявок на три поисково-разведочных блока лишь от трех компаний – кипрской «дочки» базирующейся в Канаде Niko Resources, индийской ONGC Videsh и Cairn India (работающая в Индии структура британской Cairn Energy). Из-за недостаточного количества заявок конкурс был признан состоявшимся только по одному блоку, победителем по которому стала Cairn India. В 2008 году ее «дочка» Cairn Lanka получила 25-летнюю лицензию на этот участок. Еще два блока – самый северный и самый южный – власти островного государства предложили на бесконкурсной основе соответственно Индии и Китаю. Впрочем, компании этих стран так и не вошли в число ланкийских недропользователей. Первый блин традиционно оказался комом. Главной причиной столь слабого интереса к этому раунду нефтегазового лицензирования были официально названы опасения потенциальных инвесторов по поводу возможных террористических актов со стороны ТОТИ. Но специалисты утверждают, что зарубежные компании отпугнули не слишком выгодные условия работы, которые предлагали власти Шри-Ланки: 35-процентный налог на прибыль, 10% роялти от продаж добываемого сырья и уступка 10-процентной доли в проектах в пользу ланкийского правительства. «Они просили фантастический подписной бонус», – заметили в индийской ONGC.
     
Между тем власти острова обратились за помощью к России, в частности к «Газпрому». Махинда Раджапаксе обсуждал перспективы нефтегазового сотрудничества с занимавшим пост президента Российской Федерации Дмитрием Медведевым, Председателем Правления ОАО «Газпром» Алексеем Миллером и руководителем Gazprom International Валерием Гулевым. Президент Шри-Ланки проявил готовность предоставить Группе «Газпром» режим наибольшего благоприятствования при реализации на территории островного государства нефтегазовых проектов, в частности, геологоразведки на ланкийском шельфе. Детально изучить перспективы возможного взаимодействия в энергетической сфере было поручено Gazprom International.
     
Параллельно с этим в конце прошлого года Cairn Lanka объявила о том, что в ходе бурения двух поисково-разведочных скважин на полученном ею блоке в бассейне Маннар были открыты залежи газа и газового конденсата. В нынешнем году компания заявила о том, что проект представляет для нее коммерческий интерес и она переходит ко второму этапу геологоразведки, активная фаза которого начнется в первом квартале 2013 года. По его завершении Cairn Lanka сможет обнародовать уточненные данные по запасам открытых залежей. На фоне этого правительство Шри-Ланки готовится к проведению второго раунда лицензирования, который может быть объявлен уже в следующем году. Очевидно, что интерес к нему будет выше предыдущего, особенно, если ланкийские власти учтут ошибки, допущенные в 2007–2008 годах. Кто может претендовать на получение новых участков, догадаться не трудно. «Не так давно особое внимание мы уделяли Западной Европе и США, – говорит министр экономического развития и брат президента Шри-Ланки Базил Раджапаксе. – Сейчас мы очень внимательно сморим на Россию, Китай и Индию».










Comments

( 3 comments — Leave a comment )
toyahara
Feb. 10th, 2013 07:59 am (UTC)
Ну просто шикарный обзор... И столько иллюстраций.. Класс!

А фотографии вы что же, всё вручную поодиночке в пост вставляли? Это ж столько труда ((...
pan_ikota
Feb. 10th, 2013 11:26 am (UTC)
Спасибо :) жалко фото не очень хорошие получились, так как снимал на бегу и из машины :(
toyahara
Feb. 10th, 2013 11:34 am (UTC)
навеяло на это )))
http://toyahara.livejournal.com/767900.html
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com