?

Log in

Previous Entry | Next Entry





На вопросы отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии

Семен Багдасаров


Террористическое государство

– Семен Аркадьевич, какие события на Большом Ближнем Востоке вы могли бы выделить сегодня как наиболее важные?

– Ключевые события в настоящее время происходят на территории Ирака и Сирии. Общая характеристика всего региона Большого Ближнего Востока – нестабильность. Там везде есть свои конфликты, которые тлеют и периодически взрываются. Но самая большая проблема – террористическая организация «Исламское государство» (ИГ), действующая преимущественно на территории Сирии и Ирака. Буквально перед вторым наступлением ИГ в Ираке (первое было в январе–феврале текущего года, второе – в июне) Турция, которая является одним из основных транзитных государств в регионе, заключила соглашение с Иракским Курдистаном на 50 лет о поставке нефти в порт Джейхан. Планируется заключить аналогичный контракт по газу, тоже долгосрочный – они называют его «вечный». Одновременно в Турции побывал президент Ирана Хасан Рухани, который поднял вопрос о том, чтобы возродить старый контракт, если не ошибаюсь – от 1996 года, на поставку иранского газа через Турцию и строительство новых трубопроводов в Европу. В это время в июне началось второе, летнее, наступление ИГ (тогда организация еще называлась «Исламское государство Ирака и Леванта»). В результате первой волны летнего наступления ИГ удалось подойти к Багдаду на расстояние в 100 км. Вторая волна наступления ИГ пошла в августе. Ожидалось, что армия Иракского Курдистана – по некоторым данным, это 150–200 тыс. человек – окажет достойное сопротивление. Но боевики ИГ оказались в 30 км от столицы Иракского Курдистана города Эрбиль. На сегодняшний день ИГ, кроме всего прочего, контролирует провинцию Ракка в Сирии (в городе Ракка расположен административный центр «Исламского государства»), а также сирийскую провинцию Дейр-эз-Зор, где находится крупнейшее месторождение сирийской нефти. Этот огромный очаг нестабильности занимает примерно 30% территории Сирии и 40% – Ирака. И надо заметить, что он находится вблизи иранской границы.

Этот фронт не стоит на месте, а постоянно движется. Например, не так давно Бадр ад-Дин аль-Багдади, лидер «Исламского государства», называющий себя Халиф Ибрагим, заявил, что ИГ планирует войну в Кувейте, где расположены американские военные базы. Боевики уже вышли на границу с Саудовской Аравией и грозят начать боевые действия там, взять Мекку и уничтожить камень Каабы, который, по их сектантской исламистской джихадистской логике, не является святыней.




– А разве не Саудовская Аравия и Катар финансируют боевиков ИГ?

– Дело в том, что любая повстанческая, партизанская организация, не важно, исламистская она или леворадикальная, всегда стремится получить независимость. Вот, например, почему FARC (Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia) в Колумбии занялся крышеванием наркокартеля? Потому что это огромный доход. И им никто не был нужен, ни Куба, ни Советский Союз. Они самодостаточны. То же самое произошло с «Исламским государством». На сегодняшний день эта исламская группировка не зависит ни от Саудовской Аравии, ни от Катара. Как катарский режим может поддерживать ИГ, когда в ближайшем окружении Бадр ад-Дина аль-Багдади заявляют, что они не допустят Чемпионата мира по футболу в Катаре в 2022 году? ИГ досталось несколько оставшихся после Саддама Хусейна ракетных комплексов СКАД, с помощью которых боевики собираются нанести удар по Дохе. И не нужно забывать, что американцы легко могли бы надавить на членов катарской правящей династии Аль Тани, если бы те действительно финансировали «Исламское государство». Ведь в Катаре располагаются военные базы США. Но этого не происходит. На самом деле бешеная собака вырвалась из-под контроля, так как ИГ располагает колоссальными финансовыми и золотыми ресурсами. Только в иракском Мосуле они захватили более 400 млн долларов. ИГ контролирует месторождения нефти, и, какую бы резолюцию ООН ни принимала, всё равно они будут эту нефть продавать. Для нефтяных компаний 75% дисконта – очень весомый довод, чтобы это сырье получить всеми правдами и неправдами. Кроме того, боевики обирают местное население – христиан, езидов и других. ИГ создало специальное управление по хранению и торговле захваченным имуществом. Помимо всего прочего, террористические организации и группировки в целом ряде государств, таких как Алжир и Ливия, та же Boko Haram в Нигерии, признают Халифа Ибрагима и отстегивают ему пятую часть своей «добычи». Так что боевики ИГ теперь сами кому хочешь денег дадут. Таким образом, сложилась уникальная ситуация: это не просто террористы, а террористическое государство с огромными возможностями, выходящими далеко за пределы Ирака и Сирии. Оно уже оказывает огромное влияние на мировую экономику, и эта тенденция, скорее всего, будет только усиливаться.

США и курдский вопрос

– А как получилось, что американцы потеряли контроль над ситуацией?

– Мне довелось побывать на одном мероприятии по Ближнему Востоку, где собирались парламентарии стан НАТО. На этой встрече был теперь уже бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики и премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани – племянник президента Масуда Барзани. Там выступал командующий вооруженными силами США в Восточном Средиземноморье, который с упоением рассказывал о том, что американцы потратили 15 млрд долларов, что 7,5 тыс. американцев день и ночь в поте лица работают над созданием иракской армии и сил безопасности. Я тогда сказал, что они никогда не создадут дееспособную армию Ирака. Почему? Была армия Саддама Хусейна – большая и хорошо подготовленная, в которой было большое количество офицеров. Многие из них учились в советских вузах, военных академиях и училищах. Американцы их всех изгнали и хотели на пустом месте что-то создать. Это невозможно. Так и получилось. В результате армию не создали, зато та часть офицерского состава армии Саддама Хусейна пошла в «Исламское государство». Они создали военную шуру (в исламском мире – особый принцип государственного совета). Халифу Ибрагиму хватает ума в военное дело не вмешиваться, а заниматься идеологией и политикой. А военную шуру возглавил полковник армии Саддама Хусейна Хаджи аль-Бакри. Еще туда входят армейский генерал и подполковник войск специального назначения. Они создали очень дееспособную боевую структуру, разгромили иракскую армию и заняли большие территории. И даже нанесли поражение военизированному формированию Иракского Курдистана – «Пешмерга», которое имело большой опыт боевых действий. И сейчас они контролируют две очень важные провинции Сирии, прилегающие к границам Турции и Ирака. Спецслужбы Великобритании сообщают, что у ИГ в Сирии 50 тыс. боевиков, хотя еще совсем недавно их всего было 12–15 тыс.

Соединенные Штаты потратили огромные деньги: только на восстановление Ирака они направили 140 млрд долларов. Всего же расходы составили 1,7 трлн долларов, поэтому Ирак для США в тысячу раз важнее Украины. Там угробили массу денег, потеряли около 5 тыс. человек – только американцев. А сколько погибло жителей других стран, которые хотели благодаря участию в боевых действиях получить гражданство США, – никто не знает. Получилось же, что Иран, насадив туда шиитских руководителей – американцы сами этому способствовали – стал влиять на ситуацию в Ираке сильнее, чем Соединенные Штаты. А теперь еще и наступление «Исламского государства». США не могут позволить себе потерять этот регион. Тем более что американские нефтегазовые компании хотят работать и в Ираке, и в Иракском Курдистане, и им нужен иранский газ в Европе.

Но тут выяснилось, что одной из самых дееспособных сил в регионе в военном плане являются курды, причем не только Иракского Курдистана, но и турецкие Рабочая партия Курдистана (РПК) и «Народная освободительная армия Курдистана», которые признаны американцами террористическими организациями. Сирийские курды и РПК очень активно и умело воюют. И даже курдские формирования в Ираке, «Пешмерга», признали, что они ведут боевые действия даже лучше их самих, несмотря на то что они хуже вооружены, – сказывается многолетний опыт войны. В Сирийском Курдистане Партия демократического единства – это аналог турецкой РПК. Руководство РПК недавно сделало заявление, в котором объявило своими врагами США, Турцию, Саудовскую Аравию и Катар. И обвинила Демократическую партию Иракского Курдистана в сотрудничестве с врагами, с которыми РПК будет продолжать вести жесточайшую борьбу. Эта организация самая боеспособная. Но американцы настаивали, чтобы иракские курды с турецкими не взаимодействовали. В результате это привело к потере ряда иракских городов. И сейчас Соединенные Штаты задумались над тем, как можно вычеркнуть РПК из списка террористических организаций. Кстати, у нас она сегодня тоже числится в аналогичном списке, хотя в свое время Советский Союз ее поддерживал. Так что здесь происходят очень серьезные изменения. И вырисовываются контуры новой страны. Всё идет к тому, что курды все-таки создадут свое государство, причем не только в Иракском Курдистане. Де-факто государство Курдистан уже существует. Но курдский вопрос остается актуальным не только в Ираке, но и в Сирии, Турции и Иране.

– И как в этой ситуации будут вести американцы?

– Всё идет к сухопутному вторжению. Идут воздушные удары, в горах Синджар уже действуют морская пехота и войска специального назначения. Это как бы гуманитарная операция, но она не решит проблему. Боевики могут легко уходить из Ирака в Сирию. То есть нужно и наносить воздушные удары по Сирии, и начинать сухопутную операцию. Или они потеряют Ирак. А потеряв Ирак, они могут завтра потерять Кувейт, а затем Саудовскую Аравию. То зло, которое американцы породили, сами же они теперь должны и подавить. Но нам это выгодно, потому что они завязнут там надолго и им будет не до Украины. Они будут воевать в Ираке и Сирии, решать проблемы в Кувейте и Саудовской Аравии. Есть вероятность, что они войдут в конфликт с Турцией, которая, скорее всего, не даст использовать свою военную базу «Инджирлик», потому что на территории Турции находится несколько баз ИГ. И когда турки попытались их как-то ограничить, у них ничего не получилось, так как боевики ИГ пригрозили устроить широкомасштабную войну в Турции.

Полагаю, что американцы увязнут там как минимум на десятилетие, цены на энергоресурсы взлетят до небес, а европейцам придется извиняться за ошибки своей политики по отношению к России, спровоцированной американцами, и с благодарностью покупать наши нефть и газ.

Своя игра персов

– Каким вы видите развитие ситуации в Иране с учетом всех этих изменений?

– У нас бытует мнение, что Иран чуть ли не наш исторический друг и союзник на все времена. Это не так. Надо знать психологию персов. Понятно, что бывают периоды, когда они используют нас, а мы их. Но сейчас, когда американцы обещают Ирану послабления, конечно, иранцы очень хотели бы их получить. По запасам газа Иран занимает второе место в мире. Поэтому господин Рухани недаром ездил договариваться в Турцию, через которую можно проложить газопровод в Европу.

– А смогут иранцы и турки договориться?

– Уже договорились. Реджеп Тайип Эрдоган – бывший премьер-министр Турции, а теперь ее президент – занимает достаточно интересную позицию. Он недавно заявил, что с президентом США Бараком Обамой вообще не будет общаться. Это очень своеобразная личность. Да, Турция член НАТО. Но Эрдоган затаил большую обиду на Соединенные Штаты, потому, что там живет его «злейший друг» Фетхуллах Гюлен. Он создал движение «Хизмет», которое пыталось, пытается и будет пытаться свергнуть Эрдогана. Ситуация непростая, и Эрдоган готов работать с иранцами. И если состоится стыковка Иран – Турция и при этом США и особенно Евросоюз ослабят свое давление и снимут санкции с Ирана, мы получим мощного конкурента в Европе.

Что касается внутренней ситуации в Иране, то общество там можно условно разделить на две партии. Одна объединяет людей, которые стоят за Рухани: они готовы идти на уступки, чтобы снять санкции. Но есть и военное крыло, которое поддерживает высший духовный лидер аятолла Али Хосейни Хаменеи. Это один из ближайших соратников основателя Исламской Республики Иран Рухоллы Хомейни и Верховный главнокомандующий Корпуса стражей исламской революции, который считает, что не надо идти на уступки США. Не потому, что они любят нас, а потому что ненавидят американцев и хотят усилить позиции своей страны в военно-политическом отношении. Идет жесткая борьба, и кто из них победит, сказать сложно. Но очевидно, что все хотят, чтобы денег в страну поступало больше. Кто был в Иране и общался с простыми иранцами, знает, что ситуация с санкциями там сложная. Понятно, что есть боевой дух и имперский настрой: «Вперед! Мы выстоим!» Но люди устали, и это нужно понимать. А нам, по большому счету, невыгодно снятие санкций с Ирана, особенно в нынешней ситуации, когда нас со всех сторон хотят обложить.

– А что нам мешает договориться с Ираном?

– Дело в том, что вести переговоры с персами не просто тяжело, а сверхтяжело. Нужно иметь огромное терпение. Кроме того, не будем забывать, что в Иране немало людей, которые очень любят США и Великобританию. И это не только часть интеллигенции, но и люди уровня заместителей министров. В то же время там есть и люди, очень не любящие Россию, которая, по их мнению, несколько раз непростительно обидела Иран. Начиная со времен Русско-персидских войн и заканчивая Советским Союзом, который вводил войска в Северный Иран, отстаивал независимость Азербайджана и т.д. На современную Россию, например, у них большая обида по поводу невыполненного нами контракта на поставки в Иран зенитных ракетных комплексов С-300. Поэтому не нужно заблуждаться – иранцы ведут свою игру. И если это будет игра в сторону американцев, конечно, без ущерба для национальной безопасности Ирана, они на нее пойдут без всяких сомнений. А США очень на это рассчитывают.

Распространение пожара

– А что будет с Сирией?

– Сирия уже не восстановится как единое государство – это очевидно. На ее месте вырисовываются пока три отдельные территории. Первая очень похожа на то, что было в 1939 году, когда в рамках французского мандата существовало государство алавитов и христиан. Это алавитские районы Тартус – Латакия, а также города Дамаск и Алеппо. Дамаск сейчас контролирует Башар Асад, а в Алеппо идут бои. Вторая территория – Сирийский Курдистан. Это пять провинций, которые тоже никогда уже не будут подчиняться прежней власти. Они уже не голосовали на последних президентских выборах. Но Сирийский Курдистан выгоден Башару Асаду, потому что он сдерживает большой фронт от Ирака до Алеппо от вторжения со стороны Турции. И третье – квазигосударство ИГ. Это около 30–35% территории Сирии.

– Каких событий следует ожидать вокруг Саудовской Аравии?

– Что касается Саудовской Аравии, то надо помнить, что известную террористическую организацию «Джабхат-ан-Нусра» создали именно саудовцы. И они ее подпитывали. Был такой генеральный секретарь Совета национальной безопасности, руководитель Службы общей разведки Саудовской Аравии принц Бендер бен Султан бен Абдель Азиз. Это был его проект. Но его детище вышло из-под контроля. Сейчас он снят с должности и его полномочия переданы министру внутренних дел. И саудовцы включают «Джабхат-ан-Нусру» в список террористических организаций, как и ИГ. Они срочно перебросили войска на границу с Ираком. И сейчас просят Египет и Пакистан тоже перебросить свои войска.

– Война на Ближнем Востоке может как-то повлиять на Центральную Азию и Кавказ?

– Да, конечно. Во-первых, боевики, которые сегодня воюют на Ближнем Востоке, когда-нибудь вернутся домой. Но сейчас центр борьбы – Сирия и Ирак. Все ресурсы будут задействованы там. Как только лидеры боевиков почувствуют, что ресурсы можно освобождать, они могут направить их куда угодно. В том числе в Центральную Азию, Россию и Европу. Вот сейчас уже Евросоюз обеспокоился этим. Они турок стали обвинять: мол, через Турцию организован транзит боевиков из Европы на Ближний Восток. А турки обвиняют Евросоюз, ведь это же европейские боевики. В Европе прекрасно понимают, что эти боевики когда-нибудь вернутся обратно. К сожалению, у нас на это смотрят сквозь пальцы.

– Пламя пожара может перекинуться на Северную Африку?

– Безусловно. Например, президент Алжира Абдель Азиз Бутефлика уже очень пожилой человек, который постоянно болеет. Кто там сейчас реально правит – непонятно. Весь авторитет алжирской власти держался на Бутефлике. Он разработал систему подавления исламистов силовыми, идеологическими и прочими методами. Но сейчас это равновесие может нарушиться. А что будет потом – никто сказать не может. Поэтому нельзя исключать, что исламистское движение снова поднимет голову в Алжире. Тем более по соседству есть Ливия, где ситуация полностью дестабилизирована. И американцы, несмотря на свои возможности, ничего сделать не могут. Они пытались сработать по сценарию, который использовал министр обороны Египта Абдель Фаттаха Аль-Сиси, ставший президентом своей страны. Но у ливийского генерала Халифа Хафтара не получилось подавить исламистов. В результате в Ливии ситуация схожа с той, что имеет место в Ираке.

Что касается Египта, то Фаттаху Аль-Сиси надо отдать должное. Все-таки он взял на себя смелость и ответственность за наведение порядка. На это далеко не каждый бы решился. Даже Гамаль Абдель Насер так не давил «Братьев-мусульман». Но чем всё это закончится, пока говорить рано. В Египте идет партизанская война, особенно на Синае. На эту ситуацию будут влиять события в Секторе Газа, где у власти находится исламское движение «Хамас». Ведь что такое «Хамас»? Это палестинский филиал «Братьев-мусульман», который в свое время был преобразован шейхом Ахмедом Ясином в «Хамас».

– А что будет с Ливией?

– Государства Ливия уже нет. Там идет гражданская война, и эта ситуация в ближайшее десятилетие не разрешится.

– Как на ситуацию на Ближнем Востоке реагируют мусульмане Европы?

– Джихад в Сирии и Ираке сегодня является основополагающим для всех мусульман Европы. Значительная их часть поддерживает джихадистов. Многие едут туда воевать. Причем не только этнические арабы или турки, но и сами европейцы, принявшие радикальные формы ислама. Например, самым известным проповедником Германии салафитского радикального толка является Пьер Фогель. Это принявший ислам этнический немец, бывший профессиональный боксер, зовущий себя Абу-Хамза. Эта тенденция есть, и она опасна сама по себе. Потому что возвращение боевиков с Ближнего Востока в Европу, в том числе в мусульманские страны, появившиеся на Балканах после развала американцами Югославии, создает для региона большую опасность.

– А мусульмане США?

– ИГ уже грозили терактами Соединенным Штатам. Там, конечно, выстроена очень жесткая система безопасности, гораздо более серьезная по сравнению с тем, что у нас. Но такая угроза есть, и никто не знает, что ждет американцев завтра.

Что делать России

– Как в этой ситуации должна вести себя Россия?

– У нас какая-то странная ситуация. Европейцы обеспокоены, что их люди едут воевать на Ближний Восток. В России я такого беспокойства не замечал. И это очень настораживает. Ведь есть маршруты переброски наших людей через Турцию и Азербайджан. Есть Центральная Азия, из которой к нам спокойно приезжают террористы. Может быть, начать хотя бы с того, чтобы ввести здесь нормальный визовый режим? Пока у нас затишье, так как всё внимание боевиков сосредоточено на Ближнем Востоке. Но в перспективе можно и нужно ожидать обострения.

– В этом контексте насколько опасен конфликт Армении с Азербайджаном вокруг Нагорного Карабаха? Не будет эскалации конфликта?

– Ильхам Алиев – умный человек. Кстати, курд по происхождению. Он прекрасно понимает ситуацию. А ситуация сложилась очень интересная. Азербайджан имеет, условно говоря, два танка на каждого жителя Нагорного Карабаха. Вооружения накуплено столько, что дальше некуда. Алиев знает, что, если ему удастся вернуть хотя бы один из семи потерянных районов, помимо самого Нагорного Карабаха, он станет национальным героем. Но прекрасно понимает и то, что может лишиться всего остального. Если начнется война, то она, скорее всего, закончится поражением Азербайджана. Я напомню вторую войну за Нагорный Карабах. Чем она закончилась? Армия Азербайджана была полностью разгромлена. Она бежала, оставила второй по величине город Кировабад – сейчас Гянджа. И силы самообороны Нагорного Карабаха остановились в 20 км от Гянджи. Тогда Ельцин позвонил Тер-Петросяну, тот – Кочаряну, который и остановил наступление. Если сейчас война возобновится, то такой остановки может и не быть. А потом – не будем забывать про армянское движение дашнаков. Ливанские дашнаки входят в блок «Хезболла». Их лидер – друг детства шейха Хасана Насруллы, руководителя «Хезболлы». Поэтому в случае возобновления военного конфликта в Нагорном Карабахе, это может сыграть не последнюю роль. Кроме того, нагорно-карабахская дальнобойная артиллерия, не говоря уже о разведывательно-диверсионных отрядах, способна легко уничтожить проходящие поблизости нефте- и газопроводы. Ведь не случайно министры обороны Азербайджана, Турции и Грузии в Нахичевани недавно провели совещание, где обсуждали планы совместных учений по защите нефтегазовых труб. Если начнется война, а произойти это в нынешней обстановке может в любой момент, о нефтегазовых проектах Азербайджана можно будет забыть надолго. Кстати, руководство Нагорного Карабаха уже заявило, что, если будет война, они нанесут удар по нефтегазовым магистралям.

– На каких направлениях, по вашему мнению, Россия должна проявлять наибольшую активность на Большом Ближнем Востоке?

– Если по порядку, думаю так: Иракский Курдистан, Иран, Турция, Катар и, конечно, с Саудовской Аравией. С саудовцами нужно работать по обратной схеме через Фаттах Аль-Сиси и его окружение. Там есть люди, которые прекрасно относятся к нам и при этом имеют возможность развивать сотрудничество с Саудовской Аравией. Потому что там тоже начинают от американцев шарахаться и понимают, к чему весь этот хаос в регионе может привести. Они хотят максимально обезопасить себя от исламских радикальных группировок и американцев.

Беседу вел Денис Кириллов

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
(no subject) - kinzenmer - Sep. 13th, 2014 10:53 am (UTC) - Expand
pan_ikota
Sep. 13th, 2014 11:21 am (UTC)
чё за нах... вас возбуждают боевые действия?
toyahara
Sep. 14th, 2014 09:32 pm (UTC)
Он от них просто тащится!
pan_ikota
Sep. 14th, 2014 09:34 pm (UTC)
:))))))))) ронин сегодня добр как никогда....
toyahara
Sep. 14th, 2014 09:36 pm (UTC)
ой, у ронина крыша едет :(
pan_ikota
Sep. 14th, 2014 09:39 pm (UTC)
эт щаз время такое у всех...
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com