?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На вопросы отвечает генеральный директор

Национального комитета содействия экономическому сотрудничеству

со странами Латинской Америки (НК СЭСЛА)

Татьяна Машкова








– Татьяна Николаевна, какие ключевые тенденции вы могли бы отметить в контексте развития взаимодействия России со странами Латинской Америки?

– Полагаю, что основная тенденция – это возвращение мира к многополярности. К сожалению, есть желающие повернуть ситуацию к тому, чтобы существовал лишь один центр тяжести, из которого управлялись бы все глобальные и региональные процессы. Уже ни для кого не секрет, что США хотят видеть современный мир именно таким – однополярным. Но сегодня это невозможно, что очевидно абсолютно всем, кроме, похоже, самих Соединенных Штатов и их сателлитов. Ведь есть не только Китай и Россия, проводящие свою собственную политику, но и Латинская Америка, которая выступает одним из серьезных центров влияния в нынешнем многополярном мире.

Конечно, каждая латиноамериканская страна в отдельности вряд ли может претендовать на роль полновесного глобального лидера. Хотя такие государства, как, например, Бразилия, Венесуэла, Аргентина или Мексика, и сами по себе занимают достаточно серьезные позиции. Между тем все страны Латинской Америки так или иначе стремятся к полной самостоятельности. В то же время в регионе идут активные интеграционные процессы, которые позволяют латиноамериканским государствам выступать единым фронтом в решении общих и частных вопросов, как экономических, так и политических. Традиционно принято говорить о Латинской Америке в целом. А Латинская Америка – это 33 государства, общее население которых составляет порядка 600 млн человек. Таким образом, разговор идет уже о совершенно другой политической и экономической единице. Долгое время Латинскую Америку можно было рассматривать как регион, практически полностью подконтрольный США и зависимый от них во всех смыслах. Однако сейчас это уже совсем не так. Страны Латинской Америки взяли курс на экономическую и политическую самостоятельность. И мы видим, что они стараются не только возражать, но даже открыто противостоять Соединенным Штатам.


– А какие государства региона, по вашему мнению, добились наибольшей степени независимости?

– Прежде всего страны объединения АЛБА Венесуэла, Куба, Никарагуа, Боливия и Эквадор. Безусловно, Бразилия – восходящий экономический гигант Латинской Америки, которого не так давно было принято называть не иначе как сверхдержавой XXI века. До сверхдержавы этой стране пока далеко, но тем не менее она действительно очень активно развивается. Помимо этого – Аргентина, президент которой, Кристина Фернандес де Киршнер, в апреле текущего года посетила нашу страну. Напомню, что она открыто поддержала воссоединение России с Крымом и не менее открыто выступает в поддержку российского внешнеполитического курса. А в мире нашлось не так много руководителей стран, которые бы так смело и решительно действовали в унисон с нами без оглядки на США. За лидеров некоторых государств, если взять ту же Европу, порой бывает просто стыдно.


СПРАВКА: АЛБА

Главной проблемой Латинской Америки и стран Карибского бассейна стала их разобщенность перед лицом внешних угроз – сначала испанского империализма, затем – гегемонии США. Выход из этой ситуации – реализация мечты Симона Боливара об интеграции. Предлагаемый США проект «Зона свободной торговли Америк» – ALCA не является проектом интеграции, тем более свободным. Это просто новый неоколониальный механизм, стремящийся увековечить зависимость Латинской Америки от Соединенных Штатов. Поэтому был предложен другой вариант интеграции. Альянс ALBA (исп. Alianza Bolivariana para las Américas – «Боливарианский альянс для Америк») создан в 2004 году по инициативе Уго Чавеса и Фиделя Кастро как международная организация и субрегиональное интеграционное объединение стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Цель альянса – экономическая интеграция и совместное развитие ее участников на основе социальной справедливости и коллективной защиты независимости. Созданы и работают Экономический, Политический и Социальный советы альянса. В настоящее время в состав организации входят 11 стран. Учредителями выступили Венесуэла и Куба. Впоследствии к ним присоединились: Боливия (в 2006 году), Никарагуа (2007), Доминика (2008), Антигуа и Барбуда (2009), Сент-Винсент и Гренадины (2009), Эквадор (2009), Сент-Люсия (2013), Гренада (2014), Сент-Китс и Невис (2014). Также в процессе интеграции в ALBA находится Суринам. Статус приглашенного члена имеют Гаити, Парагвай, Уругвай, Иран (присоединился в 2007), Сирия (2010). Площадь альянса составляет 2 513 947 кв. км, население – 70 млн человек. Сегодня полное название альянса: «Боливарианский альянс для народов нашей Америки – Торговый договор народов» (Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra América Tratado de Comercio de los Pueblos, ALBA-TCP).

– Слова далеко не всегда подтверждаются делами. Так, наш, казалось бы, естественный и исторический союзник Сербия дальше очень открытых и эмоциональных выступлений пока не идет. Со странами Латинской Америки ситуация другая?


– В данном случае было бы неправильно обобщенно говорить обо всех латиноамериканских государствах разом – в каждой стране своя ситуация. Но если уж говорить об Аргентине, то с ней во время апрельского визита подписано Соглашение о всеобъемлющем стратегическом партнерстве. Россия не так давно получила права на строительство очередного шестого блока аргентинской атомной электростанции Atucha. В Аргентине активно действует российское ОАО «Интер РАО», возможность выхода на аргентинский нефтегазовый рынок рассматривает Группа «Газпром» и так далее. То есть с Аргентиной у нас активно развивается взаимодействие.


– Но ведь не все государства Латинской Америки выступают без оглядки на США? Например, чилийцы объявили, что готовы развивать винодельческую отрасль в Крыму, но как только почувствовали давление Соединенных Штатов, сразу дали задний ход.


– К сожалению, это так. Не всем пока хватает сил и смелости противостоять стране, которая пытается силой навязывать свои правила по всему миру. С Чили у нас сразу несколько интересных проектов и инициатив было заморожено под давлением США. Надеюсь, что это не навсегда и что они лишь отложены до лучших времен. Это, в частности, касается Крыма. Также мы ждали в России делегацию деканов инженерных факультетов чилийских университетов. В Чили университеты играют важную роль, их инженерные факультеты большие и сильные, и, соответственно, взаимодействие с ними могло бы дать хороший импульс для развития российско-чилийского сотрудничества. Подготовка этого визита велась достаточно давно, очередной срок встречи был назначен на май этого года, но снова был отложен. Позволю себе предположить, по той же самой причине, что и крымские проекты.

Как правило, Чили занимает осторожную, как бы нейтральную позицию, пытается соблюсти некий баланс интересов. Впрочем, для Чили это вполне естественно, как и для многих других государств региона.


– Почему?

– Потому что с геоэкономической точки зрения Соединенные Штаты – естественный и на сегодняшний день крупнейший торговый партнер для большинства стран Латинской Америки, а Россия – нет. Для нас в большинстве случаев более удобными и выгодными внешнеторговыми направлениями являются государства Европы и Азии. Главным образом дело в том, что Латинская Америка находится очень далеко от России, из-за чего даже не половина, а чуть ли ни три четверти прибыли от экспортно-импортных операций съедает логистика. Существует и множество других факторов, тормозящих развитие нашего торгово-экономического сотрудничества с латиноамериканскими странами, среди которых, в частности, различные часовые пояса, природно-климатические условия, культура, традиции, язык, менталитет, история политических и экономических отношений, слабо развитые межгосударственные связи, недостаточная активность бизнес-ассоциаций с обеих сторон, обоюдный информационный голод и так далее. Чтобы успешно развивать бизнес с Латинской Америкой, нужно приложить немало дополнительных усилий. И в этом мы, к сожалению, проигрываем США, которые находятся в более выгодном по сравнению с нами положении по отношению к Латинской Америке. Исключение, пожалуй, составляют случаи, когда в ту или иную страну на долгосрочной основе приходят крупные российские компании, такие как «Интер РАО», «Газпром», КАМАЗ, «Силовые машины».


– То есть существующие сложности на пути к развитию более глубокого экономического сотрудничества можно преодолеть, если прилагать к этому необходимые усилия?

– Да, были бы воля и желание. И поддержка со стороны российских банков. Именно тогда у нас и появится больше политических союзников и партнеров в латиноамериканском регионе. Например, вернемся к Чили. Во время встречи Владимира Путина с президентом этой страны Мишель Бачелет принято решение о том, что мы приступаем к работе над соглашением о свободной торговле. Чилийцы с этой инициативой выступают уже много лет. От имени Российско-Чилийского делового совета, исполнительным директором которого я являюсь, мы писали письма в Минэкономразвития России и Торгово-промышленную палату РФ в поддержку такого соглашения. А прежде чем это письмо написать, конечно, этот вопрос изучали. Дело в том, что с Чили у нас практически нет конкуренции. Мы взаимно дополняем друг друга, например, по той продукции, которая производится в обеих странах. Допустим, те же яблоки и груши: когда у нас не сезон, то в Чили – наоборот. Мы как бы идем на противотоках. Наша машинотехническая продукция может быть востребована в Чили, и чилийская экономика никак от этого не пострадает. То есть мы по всем позициям взаимодополняем друг друга.

Мы можем найти взаимовыгодные точки соприкосновения с любой из стран Латинской Америки. Так, латиноамериканский регион обладает просто огромным агропромышленным потенциалом. Уже сегодня его роль как производителя сельскохозяйственного сырья важна для всего мира. В частности, как крупнейшего поставщика мяса, в том числе в США. А это, кстати, не только Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, которые являются основными экспортерами мясной продукции на мировые рынки, но и маленькая Никарагуа. Также Латинская Америка занимает серьезные позиции на международных рынках растительного масла. Если говорить об отдельных странах, то Аргентина – это еще соя, яблоки и груши, Чили – рыба, виноград и вино, Эквадор – бананы, цветы и кофе, Венесуэла – бананы и другие тропические фрукты.

Впрочем, Латинская Америка – это не только сельскохозяйственное, но и минеральное сырье. Например, основной природный ресурс Чили – это медь, Венесуэла – вторая страна в мире по запасам нефти, Аргентина – обладатель огромных нетрадиционных ресурсов углеводородов и второе государство по объемам их освоения после США. Не нужно забывать и о высоком интеллектуальном уровне стран латиноамериканского региона. Скажем, в Аргентине и Чили обращают огромное внимание на образование, науку, развитие технологий, в том числе информационных. О научном потенциале мы можем говорить и в случае с Кубой – это медицина, фармацевтика, биотехнологии. Мало кто знает, что Куба обладает и огромным потенциалом по развитию информационных технологий. В частности, Кубинский университет информационных наук на данный момент один из самых продвинутых в мире. Выпускники этого вуза реально могут претендовать на самые высокие позиции в крупнейших компаниях мирового уровня. Айтишники на Кубе вообще очень и очень сильные.


– А с какими еще странами Латинской Америки мы могли бы наладить технологическое сотрудничество и как именно?

– С Мексикой, например. Это государство растет сегодня почти так же быстро, как Бразилия, хотя об этом не так много говорят. Помимо этого – Эквадор и Колумбия. Причем очень важно, что все эти страны не только прекрасно развиты в технологическом плане, но и готовы выступать потребителями технологий. Совместные проекты на этом направлении могут быть весьма успешными, учитывая, что поставленные в перечисленные государства технологии, безусловно, попадут на уже хорошо подготовленную почву. При этом мы имеем дело с абсолютно равноправными высококвалифицированными партнерами, которым есть что предложить нам взамен. В качестве примера можно привести чилийскую компанию Aeronautical Solutions, специализирующуюся на производстве программного обеспечения для безопасных полетов авиации. Некоторое время назад они попытались выйти на российский рынок и обратились в наш комитет, чтобы мы помогли найти им потенциальных партнеров. В ОАО «Авиационный комплекс им. С.В. Ильюшина» согласились принять чилийцев, но изначально отнеслись к перспективам сотрудничества скептически. И неудивительно, ведь в российской компании есть собственное сильное IT-подразделение. Но дело закончилось тем, что чилийские предложения вызвали у российских специалистов большой интерес. И теперь они успешно взаимодействуют.

Что касается способов развития связей, то вариантов очень и очень много. Допустим, сейчас в рамках НК СЭСЛА мы занимаемся созданием российско-колумбийского Центра передачи технологий «Коррида». В этой работе с обеих сторон участвуют университеты и научно-исследовательские учреждения. В первую очередь наших колумбийских партнеров интересуют технологии в области энергетики, нефти и газа, а также в горнодобывающей промышленности.

Беседу вел Денис Кириллов

Окончание здесь: http://pan-ikota.livejournal.com/365385.html

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com