?

Log in

Previous Entry | Next Entry




Осенью 2015 года  Сирия фактически вступила в четвертый год войны, начавшейся как результат «арабской весны», щедро оплаченной различными международными финансовыми фондами через «гуманитарные» и «правозащитные» организации и пропиаренной тысячами журналистов и информационных агентств. Солдат удачи, писатель и публицист Олег Валецкий помог Федерального агентству новостей понять, как и почему Сирия сегодня выглядит так, как она выглядит.

Тяжело и запутанно


Положение в стране сегодня очень тяжелое: миллионы беженцев находятся как в самой Сирии, так и во многих соседних и не очень странах. Но если беженцы, ушедшие от "тирана" Башара Асада, стали «горячей» темой в СМИ, то такие же беженцы, прячущиеся от террора вооруженной "оппозиции" на территориях, подконтрольных армии правительственных сил, объектами столь пристального внимания СМИ и различных правозащитных организаций не являются. При этом, только в одной Латакии сейчас находятся сотни тысяч таких беглецов. Экономика Сирии в глубоком кризисе: при курсе местной валюты в 320 лир за один доллар, средние зарплаты составляют 20-30 тысяч лир.

Погибли уже десятки тысяч людей, а армия потеряла половину личного состава. Война ведется повсеместно и не только между сторонниками президента и различными «оппозиционными» группировками, но и между самими этими группировками. Так называемая Свободная сирийская армия ("Аль-Джайш ас-сури аль-хурр") фактически создана спецслужбами Турции в лагерях беженцев на своих территориях и большого влияния на ситуацию на местности не оказывает, опираясь в большей мере на силы «Фронта поддержки населения Великой Сирии» ("Джабха ан-нусра ли-ахль аш-Шам") или просто «Ан-Нусру».

Последняя контролирует районы на территории Сирии лишь благодаря наличию выходов на границу с иностранными государствами. Главная опора «Ан-Нусры» в Сирии, которая базируется в провинциях Идлиб и Северная Латакия с опорными точками в городах Тамана, Латамни, Ходжехун, Идлиб, Ариеха, Артун Неман, Джиср-аль-Шухур, снабжается оружием, боеприпасами и личным составом из лагерей на границе с Турцией. А город Сальма, что в 40 километрах от Латакии, вообще удерживается группировкой фактически с турецкой территории, откуда с момента захвата населенного пункта осуществляется противовоздушное прикрытие турецкими ЗРК большой дальности «Патриот» (производства США).

Боевые действия в Алеппо с 2013 года ведутся в интересах Турции, стремящейся захватить этот приграничный город. Только благодаря такой ее поддержке оппозиции удалось захватить половину города и многие окольные села. Также с турецкой территории был осуществлен захват сел в приграничной приморской области в 25 километрах от Латакии. В областях Дейры и Кунейтры находящиеся под контролем «Ан-Нусры» районы удерживаются ею благодаря получению военной помощи из приграничных этому району территорий Иордании и контролируемых Израилем Голанских высот.

Вместе с тем «Ан-Нусра» находится во враждебных отношениях со второй ключевой силой региона - «Исламским государством Великой Сирии и Ирака» ("Ад-Дауля аль-исламийя фи-биляд Аш-Шам ва-ль-Ирак"), ныне называемым «Исламским Государством Ирака и Эш-Шама». Причины этого конфликта прежде всего идеологические.

Лирическое отступление


С началом войны в Сирии возникшее в Ираке вооруженное движение салафитов претерпело дальнейшую идеологическую трансформацию. На сайте Института Ближнего Востока опубликована статья российского исламоведа, доктора философских наук, члена Общественной палаты РФ Александра Игнатенко «Аль-каидовские улемы». В ней он упоминает работы учителя Усамы бен Ладена, «имама-шахида» Абдаллы Аззама (1941-1989 гг.), в том числе его книгу «Под сенью суры Ат-Тауба». Эти произведения стали отчасти заменять Коран участникам движения салафитов. Хотя сам Аззам (агроном по образованию) был учеником Сайида Кутба, его религиозный авторитет не был настолько велик при жизни, а доминирование учения обеспечено тем, что его сторонники были успешны на поле боя.

Вот что пишет Игнатенко о трудах Аззама: «... Главное его произведение – это брошюрка в два десятка страниц «Защита земель мусульман как главная религиозная обязанность каждого мусульманина». Брошюра опубликована множество раз в бумажном и электронном виде. В том числе – в английском переводе.

...Основная идея, доступная пониманию любого моджахеда без образования, состоит в том, что обязанностью каждого мусульманина является вести джихад за освобождение «земель мусульман». Интересен тот список, который приводит Аззам. «Земли мусульман» в представлении Аззама это – Бухара (так Аззам называет Центральную Азию), Палестина, Аден (так Аззам называет Йемен), Андалусия (Испания), Эритрея, Болгария, Судан, Ливан, Сомали, Бирма, Кавказия (так Аззам называет Северный Кавказ и Закавказье), Уганда, Чад, Занзибар, Индонезия, Нигерия — все те земли, которые, по оценке Абдаллы Аззама, являлись землями мусульман, но перестали ими быть (список приводится также в другом произведении Аззама – Баша`ир ан-наср — Предвестия победы).

В этом перечислении есть один момент, не сразу бросающийся в глаза: если как-то можно объяснить наличие в этом списке Палестины, Болгарии и Ливана, то удивляет наличие таких стран, как Йемен, Индонезия и др. Здесь заложена «бомба», которая взорвет арабский мир, ввергнет его в непрекращающуюся исламско-исламскую (что важно, не привычную вековую суннитско-шиитскую, а суннитско-суннитскую) гражданскую войну, которая сейчас идет в Йемене, Саудовской Аравии, Сирии, Ираке, Ливии и далее по списку - везде, где есть аль-каидовцы, выступающие под разными названиями. Апофеоз этой войны на взаимное уничтожение – бои, идущие в настоящее время (2014 год) в Сирии между двумя «Аль-Каидами» — «Джабхат ан-нусра» и «Исламским государством Ирака и Эш-Шама».

«Бомба» — это использование салафитских категорий «вероотступничество» и «лицемерие» в отношении мусульман, на тот момент – афганских, которые воевали против арабского экспедиционного корпуса под знаменем Демократической Республики Афганистан. Обвинение мусульманина в «вероотступничестве» и «лицемерии» делает его «кровь» (жизнь) «разрешенной» с точки зрения шариата, т.е. допускает и рекомендует его убийство, а обязанностью каждого мусульманина оказывается вести джихад против «вероотступников» и «лицемеров».

Начиная с момента создания первой оппозиционной вооруженной группировки Свободной Сирийской Армии (Аль-Джайш ас-Сури аль-Хурр) из ополчений суннитских арабских племен, дезертиров из Арабской Сирийской Армии и иностранных добровольцев, часть ее подразделений контролировалась сирийскими «Братьями-мусульманами».

Еще годом ранее Игнатенко, описывая в статье «Сотрудничество и конкуренция «Аль-Каид» в Сирии. 2013 год» войну в Сирии, приметил существование двух «Аль-Каид» - одной старой, чьим костяком был «Фронт поддержки населения Великой Сирии» ("Джабха ан-нусра ли-ахль аш-Шам") или, проще говоря, «Ан-Нусра», и новой в лице организации «Исламское государство Великой Сирии и Ирака» ("Ад-Дауля аль-исламийя фи-биляд Аш-Шам ва-ль-Ирак"), ныне известной как ИГ.

Последняя появилась на свет во многом благодаря иорданцу палестинского происхождения Абу-Мусаб аз-Заркауи - главе группировки «Единобожие и Джихад» ("Ат-Таухид ва-ль-Джихад"), преобразованной в «Аль-Каиду в Стране двух Великих Рек» ("Аль-Каида фи-Биляд ар-Рафидайн"). Заркави, который был убит 7 июня 2006 в Ираке, ввел в широкую практику отрезание голов людей способом нахр – как режут баранов, сделав из него религиозный акт как ритуал расправы со всеми неверными.

Кадры, подготовленные в кровавой войне, которую вела «Аль-Каида в Стране двух Великих Рек» как против «коалиционных войск» под американским командованием, так и против государственных органов Ирака и различных шиитских вооруженных отрядов, и легли в основу ИГ.

Члены ИГ, поставив на востоке Сирии обширные районы с нефтяными месторождениями, с центром в городе Эр-Ракки, затем развернули наступление в Ираке, где местные арабские племена суннитов чувствовали себя обманутыми властью Ирака, находившейся в руках иракских шиитов. Готовившаяся десять лет американскими военными советниками армия Ирака практически развалилась, и в руки ИГ попали огромные запасы вооружения и боеприпасов.

После успешного захвата так называемого «суннитского треугольника» (Рамада, Бакуба и Фалуджа) силы ИГ подошли вплотную к городу Абу Гариб, представляющему собою, по сути, пригород Багдада.

Падение Багдада в таких условиях стало вопросом времени, лишь ненадолго отсроченным вводом вооруженных сил Ирана, развернувших наступление на ИГ совместно с армией Ирака и курдскими формированиями «пешмерга».

Очевидно, что США сделали всё, чтобы предотвратить падение Багдада, и очевидно, что начавшиеся в 2013-2014 годах столкновения ИГ и «Ан Нусры», когда боевики ИГ даже выкладывали фото отрезанных ими голов боевиков «Ан-Нусры», во многом были вызваны усилиями спецслужб США. Так как «Ан-Нусра» была частью «Аль-Каиды», то столкновения между двумя старым и новым ее течениями распространились и на другие страны, в частности Ливию и Афганистан.

Поэтому война, ведущаяся между этими двумя организациями в Сирии, является не столкновением двух банд, а последствием глубокого идеологического раскола, основанного на том, что ИГ полностью привержен идеологии Аззама и его учеников Усамы бен Ладена и Аль-Заркави, чье мнение де-факто они ставят над всем исламским богословием, в том числе над Кораном, тогда как фронт «Ан-Нусра» продолжает сохранять традиции старого салафизма 80-90-х годов.

Кто сильнее, тот и прав


В исламе успех на поле боя традиционно является последним аргументом в богословских спорах, и успех ИГ в Ираке, как и успешное наступление на армию Сирии в районе Пальмиры, во многом способствует росту популярности группировки в рядах вооруженной оппозиции.

Сама оппозиция представляет собой достаточно хаотичный сбор различных вооруженных отрядов, и поэтому командованию Сирийской Свободной армии и руководству «Ан-Нусры» тяжело удержать тот или иной отряд от перехода в ряды ИГ, тем более что в организации всё в порядке с деньгами, благодаря и финансовой поддержке извне, и продаже нефти. Помимо этого, само провозглашение вождем ИГ Абу-Бакра аль-Хусайни аль-Кураши аль-Багдади халифата является религиозным актом, который в принципе обязателен для исполнения всеми правоверными мусульманами мира.

Данное обстоятельство представляет собою большую опасность для Башара Асада, ибо ИГ, как показал опыт захвата города Ракка, где местные суннитские племена добровольно присягнули ему на верность, обладает большим умением завоевывать симпатии местного населения, нежели другие силы вооруженной оппозиции.

В настоящее время даже на той части территории, которая формально остается под контролем армии Асада (по разным оценкам, это от трети до половины территории Сирии), многие села в районах суннитских арабских племен находятся вне контроля армии, удерживающей лишь города. К тому же, в ряде из них суннитское население поддерживает действия вооруженной оппозиции, и нередки случаи, когда боевики оппозиции в таких городах устраивают нападения на правительственные силы.

Трудности с составом


В армии президента большинство составляют шииты - алавиты, которых в тридцатимиллионной Сирии приблизительно 12%. Правда, сами алавиты имеют высокий боевой дух и настроены до конца защищать своего единоверца Асада, хотя годы войны и слом экономики не могли не оказать на них влияния. Впрочем, действия вооруженной «салафитской» оппозиции, поголовно истребляющей и алавитов, и христиан, способствуют их сплочению. Из-за этого сглаживаются внутренние противоречия алавитов, в том числе межплеменные и межродовые. Впрочем, из среды алавитов до войны выделилась отдельная религиозная группы муршидов, не столь активно поддерживающая действия армии, но большого влияния она не имеет.

Мусульмане - «друзы» в основном и поддерживают Асада, несмотря на раскол в среде ливанских друзов на два противоположных лагеря. Определенным минусом для боеспособности армии Сирии является то, что другие «меньшинства» в Сирии, например христиане, составляющие около 10% процентов населения Сирии, или шииты других направлений (до 3%), не представляют значительного процента в армии. Если православные полностью поддерживают Асада, то христиане - «маррониты» традиционно связанны с «марронитами» Ливана, для которых как Хафез Асад, так и Башар Асад были врагами. Католики и протестанты же стремятся Сирию покинуть.

Что касается суннитских кадров, то в армии Сирии они представлены либо старыми командными кадрами, либо военнослужащими различных спецподразделений, которым назад дороги нет, но составляют они малозначительную часть. Палестинские беженцы с началом «арабской весны» подержали действия оппозиции, и ими были созданы такие организации, как «Исламский джихад». Тем самым суннитская община Сирии, составляющая больше половины ее населения, практически в той или иной мере вышла из-под прямого контроля государства, за исключением приморских районов Тартуса и Латакии, как и района Дамаска.

Опасный ответ


Фактически армию Сирии от поражения спасает активная военная помощь Ирана, введшего на территорию Сирии спецподразделения «Кудс» (Нируйе Кодс) Корпуса стражей исламской революции, а так же привлекшего к боевым действиям на территории Сирии подразделения ливанской «Хезболлы» (Хизб Аллах - «Партия Аллаха»), благодаря которой была зачищена от боевиков граница с Ливаном.

Иран, отправляющий Асаду большие запасы оружия и боеприпасы, а также финансирующий во многом действия армии Сирии, на данный момент является ключевым союзником этой страны, и на фронтах уже существует коалиция вооруженных сил Сирии и Ирана, как и курдских подразделений «пешмерга». Боевые действия в Сирии, по сути, представляют собой единый фронт с боевыми действиями в Ираке. А потенциально возможно, что боевые действия в Турции Рабочей партии Курдистана и в Йемене будут со временем театрами одной и той же войны.

Вместе с тем, стоит учитывать, что ИГ обладает большим потенциалом по привлечению новых сил и средств, и вполне возможен сценарий неожиданного наступления в Ираке с захватом Багдада и движения на юг к «святым» шиитским городам Наджаф и Кербала. Такое наступление ослабит иранскую военную помощь Сирии и может вызвать падение Алеппо и переход области Хамы под контроль ИГ.

Единое, но маленькое государство


Конечно, на данный момент армия Сирии обладает превосходством над своим достаточно разрозненным противником, в первую очередь, в бронетехнике и артиллерии. Однако и вооруженные отряды оппозиции имеют значительное количество противотанковых средств (например, гранатометы РПГ-7 (СССР), М-79 (СФРЮ), безоткатки СПГ-9 (СССР), ПТРК «Малютка» (СССР) и «TOW»(США)), артиллерии (например, пушки М46 (СССР)), бронетехники (танки Т-55 (СССР), Т-72 (СССР) и БМП-1 (СССР)) и переносных зенитных ракетных комплексов. В ряде районов, в частности в провинции Идлиб, после начала октябрьского наступления армии Сирии наблюдается примирение ранее враждовавших группировок ИГ, «Ан-Нусры», «Фатаха» и «Исламского джихада», что привело к срыву наступления сирийцев на Латмани и большие потери в их рядах (до 500 погибших).

Российское военное вмешательство в войну в Сирии на практике привело к известному перелому в боевых действиях, но только благодаря ударам российской авиации по вооруженной оппозиции. При этом всё возрастающее противодействие США, Великобритании и Турции действиям российских ВКС может привести уже к прямым воздушным боям между ВВС этих государств и силами России, что не может не отразиться на ее способностях по нанесению ударов по наземным целям.

Впрочем, на данный момент более важную роль представляет собой дипломатическое давление на Российскую Федерацию, так что попытка «договориться» с США путем минских соглашений и перенаправлением усилий России против ИГ не удалась.

В данном случае российское военное вмешательство не могло не зависеть от целей Асада, а ему более важным представляются удары с воздуха по позициям «Ан-Нусры», удерживающей ключевые позиции в центре и на севере Сирии, нежели бомбардировка ИГ, контролирующего главным образом восток Сирии, для наступления на который у правительственной армии просто нет сил.

Однако в случае слома сопротивления «Ан-Нусры» в Идлибе и Северной Латакии, как и разблокирования Алеппо, может сложиться ситуация, когда Башару Асаду всё же удастся надежно соединить приморские области Тартуса и Латакии с Дамаском и сохранить Сирию как единое государство, пусть и в меньших размерах.

Для справки: Олег Валецкий родился в 1968 году на Украине. Участвовал в боевых действий войны на Балканах: в Боснии и Герцеговине (1993-1995 гг.), в Косово и Метохии (1999 г.), в Македонии (2001 г.). После работал в организациях, занимающихся разминированием территорий бывшей Югославии, Ирака и Афганистана. Публицист и писатель, освещающий военно-историческую, военно-политическую и военно-техническую темы.


на немецком:

ZUERST. Oleg Walezkij "Hoffnung für Syrien" (2015 january)PHOTO: Syrischer Soldat im Kampf gegen Ter roristen: Seit 2011 tobt der Krieg in Syrien.

Published: ZUERST (Germany). 01-2016. [0,24Mb PDF]



Der renommierte russische Militärjournalist Oleg Walezkij
beschreibt für ZUERST! die Situation im Nahen Osten.


OLEG WALEZKIJ



Oleg Walezkij wurde 1968 in der Ukraine geboren. Er nahm an den Balkankriegen in Bosnien-Herzegowina (1993–1995), im Kosovo (1999) und in Mazedonien (2001) teil. Anschließend arbeitete er in verschiedenen Organisationen, die sich unter anderem mit Minenräumung im ehemaligen Jugoslawien, im Irak und in Afghanistan beschäftigen. Walezkij ist Publizist und schreibt regelmäßig über militärhistorische, militärpolitische und militärtechnische Themen.


Die Lage ist äußerst schwierig: Millionen Flüchtlinge befi nden sich allein in Syrien sowie in Nachbarländern und anderen, weiter entfernten Staaten. So sehr die Flüchtlinge, die der angeblichen „Tyrannei“ Baschar al-Assads entronnen sind, ein „heißes“ Thema der Massenmedien wurden, so wenig wurden es die Flüchtlinge, die sich vor dem Terror der bewaffneten „Opposition“ in jenen Gebieten verstecken, die von syrischen Regierungstruppen kontrolliert werden. Allein in der Hafenstadt Latakia befi nden sich derzeit Hunderttausende dieser Flüchtlinge. Die Wirtschaft Syriens steckt zudem in einer tiefen Krise.

Es sind nach UN-Angaben bereits mehr als 200.000 Menschen in diesem Krieg umgekommen. Die syrische Armee hat die Hälfte ihres Bestandes eingebüßt. Überall wird Krieg geführt, und das nicht nur zwischen den Anhängern der Regierung und verschiedenen „Oppositions“-Gruppen, sondern auch zwischen den „Rebellen“ unterein ander. Die sogenannte „Freie Syrische Armee“ besteht faktisch aus syrischen Flüchtlingen, die der türkische Geheimdienst in Lagern in der Türkei rekrutiert hat. Sie hat nur geringen Einfl uß auf das Geschehen in Syrien. Sie stützt sich auf die Kräfte der „Unterstützungsfront der Bevölkerung Großsyriens“ („Al-Nusra-Front“).

Al-Nusra kontrolliert Gebiete in Syrien nur dank der türkisch-syrischen Grenzübergänge. Der Hauptstützpunkt von Al-Nusra in Syrien befi ndet sich in den Provinzen Idlib und Nord-Latakia mit Schwerpunkten in den Städten Tamana, Latamni, Chodschechun, Idlib, Ariecha, Artun Neman und Dschisr al-Schuchur und wird aus Lagern in der Türkei mit Waffen, Munition und Rekruten versorgt. Die Stadt Salma, 40 Kilometer von Latakia entfernt, wird direkt vom türkischen Territorium aus unterstützt, das von Luftabwehrsystemen vom Typ „Patriot“ (aus US-Produktion) geschützt wird.

Die Kriegshandlungen in Aleppo werden seit 2013 im Interesse der Türkei geführt, weil das Land die Wirtschaftsmetropole kontrollieren will. Nur durch die Hilfe Ankaras gelang es der „bewaffneten Opposition“, die Hälfte der Stadt und einige Randgebiete einzunehmen. Ebenfalls vom türkischen Territorium aus wurde eine Reihe von Ortschaften in der Küstenregion 25 Kilometer von Latakia entfernt besetzt. Die Bezirke Deiry und Kuneitri, die unter der Kontrolle von Al-Nusra stehen, erhalten Militärhilfe aus den Grenzregionen Jordaniens und den von Israel beherrschten Golan-Höhen. Al-Nusra ist verfeindet mit einer zweiten wichtigen Kraft dieser Region, mit dem „Islamischen Staat“ (IS). Die Gründe dieses Konfl iktes sind vor allem ideologischer Art.

Seit dem Moment der Gründung der ersten bewaffneten Oppositionsgruppe „Freie Syrische Armee“ aus einem Aufgebot von arabischen sunnitischen Stämmen, Deserteuren der syrischen Armee und ausländischen Freiwilligen wurden Teile ihrer Einheiten von syrischen Muslimbrüdern kontrolliert. Bereits ein Jahr zuvor beschrieb der russische Islamwissenschaftler Dr. Alexander Ignatenko in dem Artikel Zusammenarbeit und Konkurrenz: Al-Kaida in Syrien 2013 den Krieg in Syrien und konstatierte die Existenz von zwei Al-Kaida-Gruppen – einer älteren, deren Basis die „Al-Nusra-Front“ bildete, und einer neuen in Gestalt der Organisation „Islamischer Staat von Großsyrien und Irak“, später bekannt als IS. Letztere tauchte in Gestalt des Jordaniers palästinensischer Herkunft Abu-Musab al-Sarkawi, des Anführers der Gruppierung „Einiger Gott und Dschihad“ auf, die dann später in „Al-Kaida in den Ländern der zwei großen Ströme“ umgebildet wurde. Sarkawi, der am 7. Juni 2006 im Irak starb, führte die Praxis des Kopfabschneidens mit einem Dolch ein, so wie man Hammel schlachtet. Er machte daraus ein religiöses Ritual zur Abrechnung mit allen Ungläubigen.

Der Krieg, der zwischen den beiden Organisationen in Syrien geführt wird, entwickelte sich nicht zu einem Kampf zweier Banden, sondern war Folge eines tiefen ideologischen Zerwürfnisses. Dies hat seinen Grund darin, daß der IS vollständig von der salafi stischen Ideologie ihrer Anhänger Osama bin Laden sowie al-Sarkawi durchdrungen ist, deren Meinung de facto über allen Aus-legungen islamischer Theologen steht, auch über dem Koran. Al-Nusra hingegen bewahrt die Traditionen des alten Salafi smus der 1980er und 1990er Jahre.

Gegenwärtig sind auf den Gebieten Syriens, die formal unter der Kontrolle der Armee verblieben sind – verschiedene Beobachter gehen von einem Drittel bis zur Hälfte des Staatsgebietes aus –, viele Ortschaften mit arabisch-sunnitischer Bevölkerung sich selbst überlassen, lediglich die Städte werden von der Armee kontrolliert. Aber auch hier werden Aktionen der Terroristen durch sunnitische Einwohner unterstützt, wenn diese in den Städten Angriffe auf Regierungstruppen durchführen.

Die syrische Armee besteht in der Mehrheit aus Alawiten, die etwa zwölf Prozent der 20 Millionen Einwohner Syriens ausmachen. Richtig ist, daß die Alawiten einen hohen Kampfgeist haben und bereit sind, ihren Glaubensbruder Assad bis zum Ende zu verteidigen, obwohl die Kriegsjahre und der Zerfall der Wirtschaft auch an ihnen nicht spurlos vorübergegangen sind. Übrigens sind es die Taten der salafi stischen Terroristen, die ohne Ausnahme Alawiten und Christen ermordet, die ihren Zusammenhalt fördern. Dadurch verwischen sich innere Gegensätze unter den Alawiten. Die muslimischen Drusen unterstützen Assad ebenfalls, ungeachtet der Spaltung der libanesischen Drusen in zwei verfeindete Lager. Ein besonderer Nachteil für die Kampfkraft der Armee Syriens ist die Tatsache, daß andere syrische Minderheiten, zum Beispiel die Christen, nur ungefähr zehn Prozent der Bevölkerung ausmachen, auch die Schiiten anderer Glaubensrichtung (bis zu drei Prozent) stellen nur einen kleinen Anteil in der Armee. Was das sunnitische Armeepersonal betrifft, bekleiden sie in der syrischen Armee die äl teren Kommandoposten oder dienen als Wehrpfl ichtige verschiedener Spe zial einheiten, für die es keinen Weg zurück gibt. Bei ihnen handelt es sich jedoch nur um einen unbedeutenden Teil der Armee. Palästinensische Flüchtlinge unterstützen seit Beginn des „Ara bischen Frühlings“ die bewaffneten Aufständischen. Aus ihnen wurden Gruppen wie etwa der „Islamische Dschihad“ gebildet. Die sunnitische Gemeinde, die mehr als die Hälfte der Bevölkerung stellt, befi ndet sich faktisch außerhalb der direkten Kontrolle des Staates, mit Ausnahme der Mittelmeerregionen um Tartus und Latakia sowie des Großraums Damaskus.



Die syrische Armee hat im Moment
noch die Übermacht über ihre
zersplitterten Feinde.


Der Zusammenbruch der syrischen Armee wird praktisch durch die Militärhilfe Irans verhindert, die in Syrien mit dem Spezialverband „Kuds“ operiert. Ebenfalls kämpfen Verbände der libanesischen Hisbollah in Syrien, mit deren Hilfe die Grenze zum Libanon von Terroristen gesäubert wurde. An den Fronten kämpfen die Streitkräfte Syriens und Irans Seite an Seite, ebenso kurdische Peschmerga-Einheiten. Die Kampfhandlungen in Syrien muß man im Grunde mit den Kämpfen im Irak als Einheitsfront verstehen. Und es ist wahrscheinlich, daß die Kampfhandlungen mit der PKK in der Türkei und der Krieg im Jemen unterschiedliche Frontabschnitte ein und desselben Krieges sind. Die syrische Armee hat im Moment noch die Übermacht über ihre zersplitterten Feinde, in erster Linie durch gepanzerte Fahrzeuge und Artillerie. Jedoch verfügen die bewaffneten Verbände der „Rebellen“ über eine bedeutende Anzahl an Panzerabwehrwaffen (zum Beispiel sowjetische Granatwerfer RPG-7, jugoslawische M-79, rücklauffreie SPG-9 und PTRK „Maljutka“ aus sowjetischer Produktion sowie TOW aus den USA), Artillerie (etwa das sowje tische Geschütz M 46), Panzerfahrzeugen (sowjetische T 55, T 72 und BMP 1) und tragbaren Luftabwehrraketen. In einigen Regionen, insbesondere in der Provinz Idlib, beobachtete man nach Beginn der Oktober-Offensive der sy rischen Armee eine Aussöhnung und ein Zusammengehen von früher untereinander feindlich gesinnten Gruppen des IS, von Al-Nusra, Fatah und „Islamischer Dschihad“, was zum Miß erfolg des syrischen Angriffs auf Latman führte und eine große Anzahl Opfer (bis zu 500 Gefal lene) gefordert hat.

Die russische Militärintervention im Krieg in Syrien hat durch die Luftschläge russischer Kampffl ugzeuge auf die Terroristen eine Wende herbeigeführt. Der dadurch angefachte Widerstand der USA, Großbritanniens und der Türkei gegen die Einsätze der rus sischen Luftstreitkräfte könnte zu direkten Luftkämpfen dieser Staaten mit russischen Kräften führen. Zur Zeit spielt aber der diplomatische Druck auf die Russische Föderation eine größere Rolle. Im Moment kann die russische Militärintervention nicht von den Zielen Assads getrennt werden. Ihm nützen Luftschläge auf Positionen der Al-Nusra, die wichtige Punkte in der Mitte und im Norden Syriens hält, am meisten, denn für eine Bodenoffensive gegen den IS – der hauptsächlich den Osten des Landes kontrolliert – hat die syrische Armee noch keine Kräfte frei. Aber nach dem Zusammenbruch des Widerstandes von Al-Nusra in Idlib und Nord-Latakia und nach der Entsetzung Aleppos kann sich die Situation ergeben, daß Baschar al-Assad die Küstenregionen von Tartus und Latakia mit Damaskus vereinigen und Syrien als einheitlichen Staat bewahren kann, wenn auch in reduziertem Umfang.

PHOTO: Die zur Zeit besonders umkämpften syrischen Provinzen Idlib und Latakia.

PHOTO: Die zur Zeit besonders umkämpften syrischen Provinzen Idlib und Latakia.

Recent Posts from This Journal

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com