?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сербия против сербов

Сербия против сербов

Как Вучич пытается уничтожить всех сербских патриотов в стране и за рубежом




Сербские власти под руководством премьер-министра Александра Вучича последнее время уже даже и не пытаются скрыть свою прозападную ориентацию за патриотическими и русофильскими жестами, всё нагляднее демонстрируя насколько сильно их слова расходятся с делами. Так, они с большой готовностью поддержали черногорские власти во главе с премьер-министром Мило Джукановичем, которые обвинили граждан России в попытке совершения государственного переворота в Черногории. А заодно распространили через СМИ дезинформацию о том, что «обвиняемые» пытались дестабилизировать ситуацию и в Сербии. Фигурантами «черногорского дела» сербские спецслужбы за компанию сделали и защищавших жителей Донбасса сербских добровольцев. Власти Сербии не просто развернули широкомасштабную кампанию по их дискредитации, но и открыли на них настоящую охоту.


Об этом сербский снайпер ополчения Донецкой Народной Республики (ДНР) Деян Берич рассказал Драгане Трифкович, директору белградского Центра геостратегических исследований, эксперту Центра стратегической коньюктуры и участнице Международного Общественного Независимого Движения (МОНД) «Самовар».

Деки, в интересах Запада и в нарушение конституции Сербии режимом Вучича был принят закон, запрещающий сербским гражданам участвовать в вооруженных конфликтах на территории других государств. Однако под прессинг попали не балканские приверженцы радикального ислама, убивающие мирных жителей на Ближнем Востоке, а сербские добровольцы, защищающие русское население Донбасса. Лично тебя это коснулось?

Последний раз я был в Сербии в сентябре 2014 года, ещё до принятия этого закона. Ездил отметить свой день рождения, повидать сына и родных. Мне позвонили и пригласили в Белград на встречу с людьми из БИА (Бюро информации и анализа Службы безопасности Сербии). Что делать? Собрался, отправился на встречу. А на улице меня какой-то человек вдруг хватает за руку и говорит, что через два дня меня арестуют. Соответственно, у меня остаётся совсем немного времени, чтобы этого избежать. Весь разговор занял 5 секунд. И хотя он никак не представился и ничего не стал разъяснять, на следующий день я уже уехал.

И, в общем-то, правильно сделал. Потому, что после со мной связались официальные представители ВБА (Служба военной безопасности) и БИА. Призывали меня вернуться в Сербию, чтобы понести «заслуженную» кару. Правда, обещали ограничиться лишь условным наказанием. Но, естественно, такие перспективы меня не заинтересовали. Ведь, я был одним из первых сербских добровольцев, отправившихся помогать русским – сначала в Крым, затем на Донбасс. И не чувствую себя в чём-то виноватым.

Что ты думаешь об обвинениях российских граждан, русского ГРУ и сербских добровольцев с Донбасса в подготовке государственного переворота в Черногории, выдвинутых режимом Джукановича, который поддержали и подконтрольные Вучичу спецслужбы Сербии?

Логически рассуждая, можно предположить, что если бы русские действительно хотели что-то изменить на Балканах, то начали бы с Сербии. Но они этого не делают и, похоже, даже не собираются делать. Зачем же им ломать копья вокруг малюсенькой Черногории? Думаю, что значение этой территории для мира слишком сильно преувеличено и очевидно, что сделано это искусственно. Скандал этот может быть интересен только Джукановичу и Вучичу для сохранения и укрепления своей власти.

В то же время люди, которых обвинили спецслужбы Сербии и Черногории, не имеют ничего общего ни с русским ГРУ, ни с добровольцами с Донбасса. Так, бывший офицер сербской жандармерии, пенсионер Братислав Дикич – не только пожилой, но и тяжело больной человек. Конечно, учитывая его жизненный опыт и авторитет, он, если бы реально готовил переворот, действительно мог его организовать. Но тогда привлёк бы к этому не безоружных стариков, старух и подростков, а хорошо экипированных спецназовцев. А так весь этот «самопереворот» выглядел крайне комично. То же, что Дикич во время этих выборов вообще появился в Черногории – это, скорее всего, подстава. Кто-то его туда каким-то образом заманил – иначе я этого объяснить не могу.

Что касается группы Радомир Почуча – Владо Станич – Братислав Живкович – Александр Синджелич – Венцислав Буич, это настоящие провокаторы, которые пытались дискредитировать настоящих сербских добровольцев на Донбассе. Думаю, что и появление их в Черногории было далеко не случайным.

Люди из этой группы позиционируют себя в Сербии как боевых героев, проливавших кровь за Россию. Однако у многих возникает подозрение, что это совсем не так. В Белграде они открыто агитируют за «евроатлантический выбор», в Москве – тесно взаимодействуют с «пятой колонной». Ты говоришь, что на Донбассе они выступали в качестве провокаторов. А ты лично с ними встречался?

Встречался. «Героями» их делают исключительно сербские СМИ. Как совершенно неверный имидж был создан и «герою» Донбасса Игорю Стрелкову, который на деле тоже оказался провокатором. В последнем интервью Стрелкова, которое я читал (кстати, дал он его Венциславу Буичу – открытому пропагандисту НАТО в Сербии), он призвал Сербию отречься от России и полностью отдаться Евросоюзу, НАТО и США. Разве может так делать русский патриот?

В начале войны на Донбассе действительно могло создаться впечатление, что Стрелков – герой. Однако затем он там такого натворил, что ему пришлось просто бежать. Кто-то говорит, что сегодня Стрелков сильно популярен на Донбассе, а на самом деле он там боится даже показаться. Между тем, именно Стрелков в своё время и собрал вокруг себя эту пятёрку сербских «героев».

А что натворил Стрелков?

Для примера вернёмся к обороне Славянска. Был момент, когда Украина, если бы хотела быстро закончить войну на Донбассе, могла бы при поддержке США и НАТО легко это сделать. В Славянке тогда была лишь небольшая группа добровольцев, с которой отряд профессиональных спецназовцев справился бы часа за три. Но украинской власти и её хозяевам из Западного мира нужно было затянуть войну, чтобы обеспечить массовые потери, поступление на Украину погибших, покалеченных и раненых. Чтобы тем самым переломить настроения людей, выступавших против гражданской войны на Украине. Для этого нужно было расширить масштаб боевых действий – вывести их за пределы района Славянска.

Наша группа удерживала тогда район между Славянском и Краматорском, которому не угрожала опасность захвата противником. Мы выкупили у украинской армии достаточно техники для эффективной обороны. Кроме того, украинские солдаты не знали, как воевать. Работала артиллерия и те, кто пытался наступать, гибли на месте. В результате украинская армия несла огромные потери.

Почему и кем в такой ситуации был отдан приказ отступить из района Славянска – непонятно. Между тем, мы никакого приказа не получали, а Стрелков и его группа ушли, оставив украинской армии всё, включая документацию. Мы, да и многие другие, ничего не знали об отступлении и остались сражаться, так как никто нас не предупредил. В итоге все, кто оставался на линии фронта, кроме меня и ещё пяти человек из моей группы, насколько я знаю, погибли.

Уже потом, перед штурмом Мариновки, которую мы готовились штурмовать, чтобы проложить коридор для обеспечения поставки еды и гуманитарной помощи из России в Донецк, Стрелков собрал командиров. И потребовал в случае украинского наступления на Донецк отступить на границу с Россией, чтобы там занять оборону. При этом требовал взорвать донецкие девятиэтажки, что вообще, с моей точки зрения, несусветная глупость.

Когда же мы штурмовали Мариновку, то трижды попадали под огонь своей же артиллерии, от которой в результате понесли больше потерь, чем от украинских орудий и миномётов. Стрелков нас практически гнал из Мариновки к границе с Россией.

На самом деле это было попыткой втянуть в войну Россию. Если бы мы ушли к границе, украинские мины били бы по российской территории.

Стрелков открыто выступал за вступление России в войну и критиковал российские власти за отказ делать это. Но, ведь, и США подталкивали Россию к тому же?

Думаю, вступление в войну было бы величайшей ошибкой для России. Возможно, Минские соглашения и неидеальны, но до них погибли десятки тысяч людей, а после – в десятки раз меньше. Если же Россию удалось бы втянуть в эту войну, то получились бы боевые действия сирийского типа. Может она и закончилась бы за месяц, но погибли бы ещё десятки, если не сотни тысяч человек. Не говоря уже об инвалидах и раненых, разрушении инфраструктуры. Это было бы катастрофой.

Сейчас кое-кто на Донбассе тоже постоянно говорит, что Россия их предала. Хотя Россия сегодня кормит регион, а русские добровольцы до сих пор остаются там, чтобы его защитить.

Давай вернёмся к группе Почуча – Станич – Живкович – Синджелич – Буич. Ты называешь их провокаторами из-за того, что они пытались дискредитировать, рассорить и развалить сербские отряды добровольцев на Донбассе?

Да, частично поэтому. Началось всё с Почучи. Ещё до его приезда мои знакомые, честные люди, которые остаются в ВБА, сообщили мне, что из Сербии на Донбасс командируют человека специально для развала сербских отрядов. На Донбассе уже было некоторое количество сербов, и я постарался распределить их по разным подразделениям.

Главным образом они были не в ДНР, а в Луганской Народной Республике (ЛНР), в штабе Алексея Мозгового в Алчевске. Там был совместный отряд сербов и французов – участников интернациональной антиглобалистской организации Unité Continentale, основатель которой, гражданин Франции и этнический серб Никола Перович, и возглавлял этот отряд. Это была небольшая группа в батальоне «Призрак».

И Почуча, приехав на Донбасс, отправился именно в этот отряд. С его появлением там сразу же начал разгораться конфликт. В связи с этим мне позвонил Мозговой и просил разобраться. Но как я мог, находясь в ДНР, решать проблемы в ЛНР? А потом, они все уже взрослые люди, и, по идее, способны разобраться со всем сами. Однако конфликт не утихал и Мозговой обратился в донецкую службу безопасности с просьбой отправить меня к нему для задержания Почучи.

Оказалось, что Почуча стал обвинять серба Джордже Петровича в том, что он якобы работает на БИА. И подстрекать других участников отряда к расправе над ним. В результате Никола Перович и еще один гражданин Франции с балканскими корнями Горан Геровац избили Петровича до полусмерти и бросили. Однако Джордже выжил, история получила огласку и это стало причиной направления нас в Алчевск.

Сам Почуча, по вине которого всё и произошло, никого не трогал. Но после сбежал в Москву в штаб Стрелкова. Никола Перович, которого, по сути, Почуча обманул и подставил, также был вынужден покинуть Донбасс. А оставшиеся сербы не понимали, что делать дальше. Вроде, приехали по зову сердца с чистыми помыслами, а попали в какую-то грязную историю.

Впрочем, сербы там были разные. Например, была история у нас с одним парнем, Срджаном его звали, по фамилии, по-моему, Беркович. Кто-то обещал его устроить наёмником в ЛНР. Хотел он заработать на этой войне. Но в ЛНР разбогатеть ему не удалось, и он сбежал к нам, в ДНР. Я ему сразу сказал, что наёмников у нас нет. Некоторое время он оставался среди наших добровольцев, естественно, простым бойцом. А потом позвонил мне, я тогда полтора месяца был на передовой, и попросил помочь деньгами на возвращение в Сербию. Собрали ему деньги, и он уехал. Не поблагодарив и даже не попрощавшись.

После конфликта в сербском отряде они все вернулись на родину?

Большинство – да. Они хотели остаться, однако после такого позора никто к ним серьезно больше не относился. Почуча со своей задачей прекрасно справился. Между тем, сам он этим не ограничился.

Он якобы задумал создать на Донбассе сербский полк и неожиданно позвал меня на должность командира. Я сказал, что не хочу иметь с ним никаких дел. Отказавшись, думал, что все с этим и кончится. Но Почуча нашёл упомянутого уже Горана Героваца и они стали этот полк организовывать. Искали и агитировали сербов вступить в ряды добровольческого полка.

Но делали они это очень своеобразно. Например, требовали у тех, кто согласился, заранее предоставить подробные личные данные. А затем выяснилось, что очень многих из них сразу после этого в Сербии нейтрализовала полиция. К сожалению, всё это я узнал намного позже – мне об этом потом много писали. А пока некоторым сербам всё-таки удалось прорваться на Донбасс.

Впоследствии мы встретили «сербский полк» в Снежном, у бойца с позывным «Фаза», который там тогда командовал отрядом «Оплот». Почуча «рисовал» чудесные картины того как он вызовет из Сербии сотни добровольцев и «сотворит» прочие чудеса. Но «Фаза» даже не посчитал нужным выдать группе Почучи оружия и боеприпасов, которых у неё практически не было. Мы же пожалели их и выдали им оружие. Но я Почучу сразу же предупредил, что мы находимся на передовой, где действуют законы военного времени и можно погибнуть не только за подстрекательство, но даже за какую-то незначительную мелочь.

Однако он меня, видимо, плохо слушал. После этого к Почуче прибыла новая группа сербов – 5-6 человек. А уже после освобождения Дебальцева их поставили охранять блокпост. И вот тут Почуча снова показал свою настоящую сущность. Он, вместе с одним из своих друзей, убедил новоприбывших сербов, что им не обязательно стоять на блокпосту, что для них это унижение. И они, послушав его, ушли в Снежное, бросив и пост, и оружие.

На войне это – дезертирство. А дезертиров там, бывало, и расстреливали. Что и собирался сделать с этими сербами «Фаза». Я три дня вел переговоры с «Фазой», с министерством обороны ДНР, что не нужно наказывать всех, достаточно будет спросить с зачинщиков. Меня и слушать не хотели – это дезертирство, а значит нужно расстрелять их всех. Еле-еле мы смогли этот вопрос урегулировать.

Через 3-4 дня в Снежное прибыла новая группа сербов. В ней был и Владо Станич, приехавший из Франции через Россию. Приехал, как выяснилось потом, с поддельным паспортом. Удивительно как у него это получилось?

Я тогда лежал в больнице после ранения, куда ко мне приехали Славенко Кузманович из Республики Сербской Боснии и Герцеговины и Драган – командир одного из сербских отрядов, действовавших на стороне ополченцев Донбасса. Они хотели предупредить нас о том, что Станич собирался ликвидировать меня и Драгана. Группа сербов, с которой он прибыл, знала об этом, его не поддерживала, но и помешать этому не пыталась.

Я сказал, что это очень серьезные обвинения. Но Славенко и Драган дали письменные показания, подтверждающие это. И министр обороны ДНР позволил группе захвата выехать на арест. Я просил, чтобы именно мне поручили командовать этой группой потому, что в противном случае диверсанты могли бы просто не дожить до ареста, а, кроме того, могли бы пострадать и невиновные сербы. Так что, по сути, я спас всем им жизнь.

Приехав в Снежное, мы арестовали Станича и ещё одного серба. Они перепугались, тряслись от страха. Где-то десять дней они находились у нас под арестом вместе с Почучей. За это время выяснилось, что избиение Джордже Петровича, которое произошло в штабе Мозгового, осознанно спровоцировал именно Почуча.

Сначала, учитывая их «заслуги», было решено всех расстрелять. Но затем нашли другой выход – пусть за ними приедут родственники и заберут. Родственники звонили, но приехать за ними никто не хотел. А жена Станича требовала, чтобы пленников передали на Украине в Днепропетровск. Говорила, что её отец ведёт с Украиной оптовую торговлю зерном. Но, естественно, это было нереально сделать. Да и кому их там передавать?

Поэтому мы передали пленников министерству иностранных дел в Донецке, замминистра. Их отвезли на границу с Россией и выпроводили из ДНР. Но они не уехали в Сербию, а снова оказались в штабе Стрелкова. И Почуча продолжил работать с сербскими добровольцами уже в Москве.

Что он делал? Промывал мозги сербам, собиравшимся на Донбасс добровольцами, что никакой войны уже нет, а в ЛНР и ДНР остались одни уголовники. Хотя это абсолютная неправда, так как на Донбассе сейчас значительно больше закона и порядка, чем в Сербии. Между тем, Почуча старался убедить добровольцев в том, что сербам нет смысла ехать на Донбасс, а нужно возвращаться домой.

Мы узнали о том, что делается в Москве, от одного из сербов, приехавших из Европы, который никого не стал слушать и всё-таки добрался до нас.

Но всё-таки сербских ополченцев на Донбассе эти диверсанты не смогли полностью дискредитировать?

Мы успели вовремя решить эту проблему, поэтому оставшиеся там сербы – нормальные люди. И многие сербы, приехавшие по «приглашению» Почучи, которых он хотел обмануть и подставить, остались на Донбассе и продолжили службу. Постепенно большинство из них вернулось домой потому, что после Минских договоренностей война на Донбассе идёт лишь в отдельных районах. Вдоль линии соприкосновения, в основном, и не так широко, как в 2014-м.

Сколько сейчас на Донбассе сербских ополченцев?

Воздержусь от точных сведений, но скажу, что их там довольно. Большинство из них прибыли тайком, никому не говорили, что едут. Можно сказать, что приезжало до 50-ти сербов, просили меня определить их на службу в части. Никто не вывешивал фотографий и не писал о своем местонахождении. И они в Сербию возвращаются без проблем. Никто их не дергал, потому что эти данные никуда не утекли. Только я знал, кто именно приезжал и куда, дальше эти сведения никуда не попадали. И сейчас на Донбассе остается приличное число наших людей.

А что дальше стало с Почучей?

Почуча отправился в Сербию заниматься тем же, что делал после Донбасса в России. В интересах тех же самых заказчиков. Правда, из Москвы ему пришлось бежать. Хоть он и рассказывал всем, что «лучше будет нищим в Сербии, чем всё золото Москвы», но, конечно, забывал добавить, что набрал в России долгов, от которых и скрылся.

Кроме того, выяснилось и много других неприятных фактов, касающихся пребывания Почучи на Донбассе. Так, он и его товарищи жили в загородном доме Леонида Болотина. Он безвозмездно предоставил им жильё, кормил их и поил, помогал деньгами. Потому, что вообще очень хорошо относился к сербам. Но когда Леонид попросил их уйти – видимо, они как-то себя неправильно повели – Почуча и Геровац заявили, что работают на ФСБ и уйдут только тогда, когда он заплатит им 5 тыс. долларов.

Неужели они могли так поступить с человеком, который их приютил и помогал им?

К сожалению, смогли. Леонид в негодовании выложил эту информацию в интернет.

Но и это не всё. Многие сербы, прошедшие через Дебальцево, писали как Почуча опозорил сербских добровольцев в Дебальцево, когда взял в магазине тележку и отправился грабить брошенные квартиры.

Кроме того, по-настоящему честных сербских парней, приехавших на Донбасс, Почуча заставлял сниматься в «рекламном» видео, чтобы собрать деньги, как он говорил, на обмундирование сербским ополченцам. А потом присваивал эти деньги себе. Об этом наши ребята потом рассказывали и писали.

Кстати, мой первый серьёзный конфликт с Почучей возник после того, как мне позвонили ребята из сербских ополченцев, которых он вызвал на Донбасс, и попросили помочь, так как им просто нечего было есть. Я сильно удивился потому, что прекрасно знал, что тысячи долларов добровольных пожертвований люди дают и отправляют лично Почуче на обеспечение сербских добровольцев.

Например, мне было достоверно известно, что один только высокопоставленный священник из Москвы давал Почуче сначала 5 тыс. долларов, а затем ещё 3 тыс. Как в такой ситуации парни могли голодать? Не говоря уже о том, что и нормального военного снаряжения у них фактически не было.

Я потребовал, чтобы Почуча с Геровацем решили проблему – купили бойцам лучшее снаряжение, какое только смогут найти. Чтобы решили проблему с питанием. И поставил им условие, чтобы сделали они это не позже, чем через 5 дней, иначе пригрозил принять меры. Однако Геровац мне заявил, что он работает на ФСБ, что он «аркановец» и так далее. Я ответил, что мне стыдно за таких как он с Почучей и настоял на своём. Хотя они пытались мне угрожать расправой над моей семьёй, над сыном. Но в конце концов прекратили, так как у нас существует боевое братство. И если что со мной или моими близкими случилось бы тогда, мои боевые товарищи этого бы без ответа не оставили.

А в штабе Стрелкова сербы остались?

Стрелков оттолкнул всех сербов своими призывами против России, за Евросоюз и НАТО. Единственный оставшийся там серб – Венцислав Буич, который сам всех открыто агитирует за «евроатлантический выбор». Поэтому интерес к штабу Стрелкова последовательно стремится к нулю. Тем более что сейчас мы ясно видим, кто все те люди, которых собирал вокруг себя Стрелков и как они теперь устраивают провокации в Сербии или той же Черногории.

К сожалению, в патриотических партиях и движениях Сербии всё больше появляется кого угодно, только не патриотов. В том числе таких людей, как Почуча. Кстати, я не так давно узнала, что он был пресс-секретарем проамериканского движения «Отпор» во Выршце, когда оно выполняло задание своих западных хозяев по свержению Слободана Милошевича. Получается, что активисты «Отпора» в Сербии становятся функционерами патриотических групп, чтобы развалить их изнутри?

Когда «Отпор» уничтожал Милошевича, это было время, когда мы все желали каких-то перемен. Я тогда два года был в Демократической партии Сербии, пока там был Зоран Джинджич. Я был рядовым членом и верил, что нужно сменить Милошевича и тогда все пойдет к лучшему. Я считал Милошевича предателем. Если уж начал войну, то воюй до конца. А он начал войну, а потом всё сдал. За что же там люди погибали? Но когда я немного продвинулся в партии, то увидел, что там творилось изнутри, и решил – Деки, это не для тебя, уходи отсюда. А теперь и весь сербский народ осознал, что происходит в стране, и впал в апатию. Потому, что многие понимают, что ничего хорошего не будет.

Ещё два года назад я говорил, что Вучич возьмет власть, купит отдельных политиков и развалит партии, которые могли бы конкурировать с ним, изнутри. Например, как-то в Москву приезжали представители сербского патриотического движения «Заветники». Мне позвонили из Москвы и просили объяснить им, что не стóит встречаться с Венциславом Буичем и Радомиром Почучей, что им лучше сблизиться с Демократической партией Сербии. Я приехал в Москву, но никто из движения «Заветники» не захотел встречаться со мной. Их убедили, что они перспективные, что и сами могут всего добиться. Если бы они вышли тогда на выборы вместе с Демократической партией Сербии, то прошли бы в парламент, и у них было бы будущее. А так их партия просто всё проиграла.

Теперь они выступают на прозападно-проправительственном TV Pink и защищают сербского премьера Вучича от вымышленных им и черногорским премьером Джукановичем «самопереворотов». К сожалению, и в Демократической партии Сербии тоже купили пару важных людей. И должен признать свою большую ошибку – я считал Воислава Коштуницу (последний президент Югославии в 2000-2003 годах и премьер-министр Сербии в 2004-2008 годах; основатель и лидер Демократической партии Сербии с 1992 по 2014 год) комическим персонажем, ничтожеством. Но, прочтя WikiLeaks, должен признать, что только Коштуницу не смогли купить, что только он и был за Сербию.

Деки, ты думаешь, что для сербов всё кончено, что не осталось никакой надежды?

Многие у нас хотят уехать в Россию, но я всем говорю: «Там ты должен по-настоящему работать, вкалывать. Потому что авторитет в России достигается реальными делами, тем, что ты действительно можешь предъявить. А в Сербии часто достаточно всего лишь пустых слов».

Так что сербы – поднимайтесь, старайтесь стать лучше, совершенствуйтесь! Нельзя терять надежду, нужно действовать. Мы всегда поднимались на ноги, как бы нам не было тяжко и как бы мы не были подавлены. Сербское упрямство всегда нам помогало выжить. И я уверен, что рано или поздно и на нашей улице будет праздник – мы вернём себе не только Косово, но и Сербию.

Перевод с сербского: Георгий Энгельгардт


http://www.samovar-news.com/2016/12/11/serbiya-protiv-serbov/

Recent Posts from This Journal

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com