?

Log in

Previous Entry | Next Entry



Новая идея человечества появится в процессе глобальной катастрофы

На вопросы Samovar—news Мирко Котичу ответил директор российского Института национальной энергетики и автор недавно вышедшей книги «Нефть и газ. Деньги и власть»(http://www.samovar-news.com/2017/01/12/letopis-epohi-uglevodorodov/) Сергей Правосудов, который рассказал о своём видении того, что происходит с окружающим нас миром. ОКОНЧАНИЕ ИНТЕРВЬЮ

– Сергей, и что же должно произойти дальше? Начнётся глобальная война или для сокращения лишних ртов используют новые технологии? Например, искусственно сократят рождаемость или повысят смертность там, где это «нужно». Ведь, при нынешнем уровне технологического развития это можно даже не афишировать – сделал ребёнку «обязательную прививку», провёл принудительную «вакцинацию от гриппа» или даже запустил новую систему «обеззараживания» питьевой воды и всё, никто даже не заметит. Ведь, в противном случае, рано или поздно, может дойти и до мировой революции, когда «большинство» просто сметёт «золотой миллиард». А если этот процесс начнётся, то это будет, если и не невозможно, то крайне сложно остановить. Почему никто ничего не делает, чтобы этого избежать? Почему не появляется каких-то идей, способных решить назревшие проблемы и дать всем какую-то надежду?

– По поводу вакцин я слышал, что якобы такие программы действительно есть. Что в Африке делают прививки женщинам как бы от малярии или других болезней, а на самом деле это делает их бесплодными. То есть, всё это уже делается. Что касается развязывания глобальных боевых действий, то они уже не оправдались во время Второй мировой войны. Потому, что после неё разрыв между бедными и богатыми очень сильно сократился. Так как пострадали все – как бедные, так и богатые. Богатые в ходе той войны потеряли очень много активов, в результате чего они стали намного беднее. Но в последнее время этот разрыв снова стал стремительно расти.

Но в чём теперь состоит идея элиты? Просто сохранить всё так, как есть. Потому, что их всё устраивает. Соответственно, от них нет смысла ждать, что они какой-то выход предложат. Зачем им это? Если бы они быть немножко поумнее, они бы, может быть, не допускали такого роста неравенства. Но они допускают. Каждый сам за себя, каждый хочет стать богаче, а бедные должны умирать. Если ты не встроился в рынок, ты проиграл конкуренцию, условно говоря, китайцу или роботу. Значит, дружок, ты сам виноват. Не элита же в этом виновата! А то, что это рано или поздно приведёт к социальному взрыву, эта элита не задумывается.

В чём проблема богатых? Они же не могут жить сами по себе. Им нужен обслуживающий персонал. Но они исходят из того, что всегда есть люди, которым можно хорошо платить, и они, за то, что их «вырвали из нищеты», будут своих «хозяев» защищать. Но это всегда приводит к тому, что «слуги» оказываются недовольны таким положением дел. Ведь, у них есть родственники, друзья, знакомые.

Чем отличается успешная революция от бунта? В первом случае, армия отказывается стрелять в народ. Она поворачивает штыки против богатых, которые посылают их против народа. И тогда у элиты вообще нет никаких шансов. И рано или поздно это, скорее всего, случится. А как иначе? Тем более, что люди, которые обслуживают богатых, они прекрасно видят, что реально представляет собой элита.

– Ну, допустим, все, кого «подняли», как правило, стараются родственников «взять с собой». А все вместе они обычно становятся именно на сторону тех, кто их осчастливил, и сами превращается в эту самую элиту. Разве нет?

– Ну, например, офицер может «поднять» своих родственников. И то, опять же, не всех – главным образом самых близких. На бóльшее у него просто не хватит ресурса. Но у рядового солдата нет таких возможностей.

– Но переезжают же учёные, работающие на элиту, допустим, в США. Со всеми своими родственниками. Работают они, например, над технологиями, позволяющими кардинально сократить население планеты, но они об этом, может быть, даже и не знают. И все довольны, все смеются.

– Вопрос в степени жадности. Средний класс, который и был неким буфером между богатыми и бедными, как-то же кормили до последнего времени? А теперь – нет. Потому, что жадность – сильнее здравого смысла. Делиться уже никому ни с кем не хочется, даже если это действительно необходимо. Богатые всё меньше и меньше людей готовы содержать вокруг себя. И в какой-то момент это приведёт к тому, что защищать их станет просто некому.

Всё меньше людей готово отдавать свои жизни за богатых. Ведь, «слуги» не просто должны наслаждаться жизнью, а идти в бой за своих «хозяев». Но никто не будет умирать за гроши. Лучше уж присоединиться к тем, кого больше, у которых больше шансов, что они победят. Поэтому, естественно, придумываются все эти виртуальные реальности, социальные сети, компьютерные игры, чтобы людей хоть как-то отвлечь от насущных проблем. Отвлечь их необходимо любыми способами и средствами.

– Но это же не решает проблему. Мало того, выходя из виртуальной реальности в окружающую их действительность, люди становятся более агрессивными, ещё больше растёт недовольство и дискомфорт от реальной жизни…

– Да. Те же социальные сети, с одной стороны, они отвлекают людей от действительности, а с другой – объединяют их. Конечно, их пытаются контролировать через спецслужбы или ещё как-то. Но, так или иначе, люди начинают больше общаться, и охват этого общения может быть гигантским. Естественно, есть люди, которые занимаются в сети всякой бессмыслицей, но появляются и группы, которые обсуждают серьёзные актуальные проблемы и думают как их можно решить. Причём, популярность таких «объединений» активно растёт.

Так, есть учёные, такие, например, как Андрей Фурсов – он историк, выступает с лекциями, издаёт книги. У него группа поддержки вКонтакте уже более 60 тыс. человек. Это как раз люди, которые интересуются проблемами отсутствия справедливости в современном мире. А он как раз и говорит, что богатые становятся богаче, а бедные – беднее. Он не призывает ко всяким там революциям, но рассказывает о реальной ситуации. И всё больше и больше людей это понимает. Что невиртуальная реальность именно такова. И из неё нужно искать какой-то выход, а богатые в этой ситуации ничего не предлагают. Ни одна страна мира не предлагает какого-то внятного выхода – работай за бесценок и постепенно загибайся, вот и весь разговор.

– Но, если какой-то идеи не появится, то всё закончится очень плохо. Будет глобальная война ядерная или неядерная, все друг друга переубивают и всё. И, как уже было на практике в период Второй мировой, понесут огромные потери и бедные, и богатые. Если вообще кто-то выживет. Но даже, если кто-то и останется, то вся человеческая цивилизация будет отброшена далеко назад. Никто об этом сегодня не думает, даже учёные?

– Учёные думают. Есть какие-то апокалиптические прогнозы, есть оптимистические – якобы найдутся новые источники энергии, придумают новые удобрения, будет решена проблема с продовольствием, как-то мы справимся, и всё будет хорошо. Но всё это в русле нынешних парадигм.

– А идей, способных объединить людей, подобно христианству или, например, социализму, нет и не предвидится?

– Сейчас очень большой запрос на идею справедливости. Каждый её пытается трактовать по-своему. Даже в основе идеологии ИГ лежит как бы идея справедливости. Мир несправедлив, он плох и надо это исправлять. Но нет идеи, которая бы доминировала.

– А может такая идея появиться вообще?

– Капитализм – доминантная идея, которая захватила весь мир. Сейчас всё больше говорят, что эта идея изжила себя. И так и есть – она изжила себя и привела к страшному кризису, который сейчас ведёт человечество к мировой войне, в результате которой погибнут миллиарды людей. И эта война уже идёт, пока очагами и на окраинах. От этой войны люди бегут в Европу, где европейцы выступают против проводимой политики. Почему эти люди бегут в Европу? Почему европейцы должны их кормить? Почему идут войны, от которых они бегут? Почему Европа эти войны поддерживает?

– А какая доминантная идея может быть у богатых или бедных сегодня? Капитализм, как стремление к высокому материальному благосостоянию любыми средствами – идея богатых, но она себя изжила. Христианство и социализм, как стремление к справедливости разными путями – скорее, идеи бедных, но сегодня они тоже потеряли свою популярность. Что может появиться нового, чтобы предотвратить великие потрясения?

– Великие потрясения неизбежны, потому, что они уже идут. Сейчас можно было бы разрешить ситуацию, если бы, условно говоря, человечество пришло к пониманию, что нужно не решать проблемы только богатых за счёт бедных, а попыталось бы решать проблему человечества в целом. То есть, у нас столько-то миллиардов человек и столько-то ресурсов – как сделать так, чтобы все эти люди выжили? Можно у тех, у кого слишком много ресурсов, забрать часть и отдать тем, у кого ничего нет или недостаточно. Медицину нужно развивать не только для богатых, чтобы они жили до 120 лет, а повысить уровень здравоохранения всех. Примерно так, как пытались сделать в СССР.

– Но Советскому Союзу так и не удалось добиться этого. Кстати, потом по этому пути пыталась пойти и Европа, создав ЕС…

– Да, европейцы пытались. И сегодня там идёт размывание на богатых и бедных не так стремительно, как в США, Китае или России. Но в Европе идёт тот же самый процесс. Не так быстро, может быть, но по тому же сценарию. Больше и больше зажимают средний класс. Поэтому там люди и протестуют. Поэтому у тех, кто теряет, всегда будет протест. Именно они и будут искать какой-то выход. А выход этот – идея справедливости: поделитесь с нами, дайте нам возможность развиваться. Потому, что людей же можно не заставлять друг друга убивать, а дать им возможность работать, что-то создавать. В той же Африке, на Ближнем Востоке, на Украине. А не как сейчас, просто покормить их немножко – пусть они день-другой переживут.

Хотя в то же время чиновники ООН, многочисленных благотворительных фондов и организаций за счёт этого кормятся, и наживают себе огромные состояния. Все эти структуры больше проедают выделяемых средств, чем реально идёт на помощь и поддержку бедных. Это же касается и поддержки бедных в каждой из стран мира, даже «цивилизованного». Естественно, это вызывает дикий протест среди неимущих. Но богатых всё это устраивает, и они будут защищаться, придумывать новые способы удержать ситуацию под контролем. Именно для этого предлагается ввести все эти «чипизации», учёт и контроль всех. Но людей слишком много и они бегут туда, где лучше как тараканы, пролезая во все существующие щели.

Одним словом, чтобы выжить всем, какую-то идею должны предложить богатые. Они должны поделиться своими ресурсами и возможностями, направить их на какое-то развитие, которое позволит всему человечеству выжить. Потому, что бедным делиться нечем, у них почти ничего нет. А если элиты будут продолжать всё грести только под себя, средний класс окончательно исчезнет, а бедные будут становиться всё беднее, то неизбежно всё сорвётся на глобальный бунт со всеми вытекающими последствиями.

Тем более, что, если до последнего времени были какие-то ограничения, создаваемые некими духовными ценностями, то сегодня этих рамок просто нет. Идёт стремительная деградация всего мира и всего общества, включая как бедных, так и богатых. И это грозит полным саморазрушением и тех, и других. К чему, собственно, всё и идёт.

В чём была проблема СССР? Он выдвинул идею всеобщей справедливости. Вся собственность была отобрана у богатых и стала государственной. Было перераспределение ресурсов, разрыв между советскими богатыми и бедными был очень небольшой. Но в чём это дало отрицательный эффект? Общество скатилось в застой, так как стимулы для развития исчезли. Стали падать производительность труда и качество продукции.

При капитализме тебя стимулируют тем, что, теоретически – чем ты больше и качественней работаешь, тем больше получаешь благ. А в СССР это сошло на нет. Потому, что старались обеспечить всем некий средний уровень жизни. А на Западе, который хотел разрушить эту систему, как раз и говорили: смотрите-ка, а у нас-то лучше. Но показывали не своих бедных, а средний класс и элиту. И советский человек думал, что, если сделать «как там», то мы все будем иметь мерседес, каждый получит просторную виллу с бассейном и поле для гольфа. Никто не думал тогда, что появятся олигархи и нищие.

– Но тогда в Советском Союзе пошла как раз общая для всего мира тенденция – руководящий класс, элита, стала стремительно удаляться от народа. Средний класс также стал потихоньку исчезать. Началась деградация, которая и привела к развалу…

– Так и было. Ведь, перестройку затеяла верхушка компартии. В чём была её задача? Они апеллировали к тому, что в СССР тоже есть несправедливость. Что социализм построить не удалось. Что есть какие-то теневые люди, теневая экономика. Чиновники и цеховики преступно обогащаются за счёт трудового народа. А раз есть несправедливость, давайте вернёмся к идеям Ленина о важности НЭПа (Новой экономической политики), чтобы дать людям возможность зарабатывать и развиваться. Выпячивая «отрицательные черты» Советского Союза, они говорили, что мы сейчас изменимся и станем лучше. Но именно эта элита хотела эти «отрицательные черты» сохранить и приумножить. То есть, получить все государственные активы в свою частную собственность, а людей оставить вообще ни с чем. Что советская элита в итоге и сделала.

Они обманывали народ абсолютно, заявляя о необходимости реформирования СССР для улучшения жизни людей, а реформировали страну исключительно в своих интересах, в интересах подпольного класса советских богатых. По сути дела, они как раз и перешли к системе, которая давно была на Западе, смысл которой – как можно меньше богатым делиться с бедными. А, по возможности, вообще ничего не давать. Не вписались в рынок – умрите, вы никому не нужны. Поэтому сегодня в России один из самых высоких уровней неравенства. Дикий капитализм. И даже не капитализм, а что-то невразумительное.

– Сегодня крайне сильны апокалиптические настроения в обществе. В связи с развитием технологий появилась даже такая версия, что Конец Света наступит совсем не так, как это образно представлено в Откровении святого Иоанна Богослова. Что, в соответствии с христианством, самое страшное для человека? Потеря души. Если тело остаётся живым, а души нет, то это уже не человек, а биоробот. И Конец Света наступит как раз тогда, когда люди потеряют свои души, то есть превратятся в этих самых биороботов. И смысл Конца Света в том, что все люди, кроме высшей элиты, будут каким-то образом зомбированы и будут беспрекословно выполнять все приказы правящего класса. Как ты на это смотришь?

– Думаю, что элиты очень хотели бы, чтобы было именно так. Но проблема в том, что на каждую, даже самую хитрую теорию, на практике оказывается крайне много неразрешаемых проблем. Всегда что-то идёт не так, возникают какие-то побочные эффекты. Тем более, что элита тоже очень сильно деградировала во всём мире. Это уже не какие-то талантливые, идейные и энергичные молодые ребята, которые хотят какого-то движения вперёд. В основном это старики, которые хотят сохранить то, что у них осталось. И их деградировавшие, от того, что им нечего больше хотеть, дети и прочие родственники. Это уже не такие бойцы, как были их легендарные деды и прадеды, которые создавали ту же американскую экономику или действующую мировую систему. У них нет никаких идей, кроме того, чтобы просто сохранить всё, что уже есть, и нарастить свои богатства.

А помимо потери души, по моему мнению, сейчас есть ещё одна главная проблема для человека. Это – потеря надежды. На чём держится капитализм? Что даже если ты сам не успел в этой жизни разбогатеть, то твоим потомкам это обязательно удастся. И чем больше людей перестаёт в это верить, – а тенденция эта налицо – тем сложнее ими управлять. Когда человеку нечего терять, он ничего уже не боится. Как таким управлять? Что ты ему можешь предложить? Управлять можно, действительно только техническими средствами. С помощью разве что каких-то чипов, чтобы человек перестал быть человеком. Чтобы он перестал мыслить и чувствовать, стал «одноклеточным» животным. Но это не сработает. Хотя, думаю, попытки так сделать обязательно будут.

Всё равно всё пойдёт не так, будет недовольство, сопротивление, бунты. Допустим, чип же тоже должен будет ставить человек или техника под присмотром человека. И технику эту должен кто-то придумать, сделать, установить, ввести в эксплуатацию, запустить и контролировать. Но нельзя же всех таких людей сделать богатыми? А значит, они, по крайней мере, кто-то из них, будет сопротивляться и противодействовать таким процессам. А потом, это ж элита всего мира должна между собой обо всём договориться и как-то это организовать и контролировать. Это – невозможно.

– И какой выход из всего этого?

– Бороться за свои права. Объединяться. Рассказывать всем, насколько это возможно, в чём конкретно заключается несправедливость и как можно сделать мир лучше. А общая идея для всеобщего объединения человечества проста – нужно выжить, для чего нужно остановить деградацию и начать развиваться. Мы хотим, чтобы Земля сохранилась? Да. Чтобы человечество выжило? Да. Чтобы планета была пригодна для жизни – чистый воздух, вода и так далее? Да.

– Но вода и воздух уже не слишком чистые. Есть регионы, где уже сейчас недостаток не только питьевой, а воды вообще…

– А вот тут нужно выбирать. О чём говорит капитализм? Допустим, хочешь мерседес? Чтобы его сделать, нужно воду загрязнить в соседней речке. Пусть человек задумается –можно сделать мерседес, ничего не испортив в природе? Давайте построим очистные сооружения, и пусть он будет дороже. Смысл же в чём? Заработать. Пусть мерседес будет не у всех. Но зато за счёт этого мы сохраним речку. Это рационально и это важно.

Но, помимо этого, должны быть и вещи духовные. Потому, что, кто бы что не говорил, есть вечные духовные ценности, даже если кто-то этого не понимает. Вот, рациональное и духовное нужно объединить. И когда это произойдёт, новая общечеловеческая идея неизбежно возникнет в процессе борьбы за выживание.

– Но, если верить глазам, в мире всё идёт к тому, что людей готовят к превращению в тех самых биороботов. Рамки духовности убрали и, деградируя, люди всё больше думают только о том, чтобы удовлетворить свои естественные и уже даже не вполне естественные, но животные потребности. И всё.

– Всё так. Но нужно понимать, что такие люди долго не живут. Деграданты, которые не имеют более высокой цели, кроме удовлетворения себя, будут вымирать. Они уже вымирают и в США, и в Европе, и везде. Именно поэтому средний класс практически исчез, богатых становится меньше в процентном отношении ко всему населению, а бедных становится всё больше. Как раз потому, что богатым позволено всё, а бедным – очень мало.

Кстати, вброс в бедную среду идей, наподобие тех, что проповедуют ИГ, «Аль-Каида» или украинские националисты, ведёт к самоуничтожению их адептов, так как им позволяется всё. Вариант выживания этого не подразумевает, для чего и нужна духовная составляющая. Надо заметить, что вообще смысл большинства религиозных идей, прежде всего, в выживании человечества. Но сегодня они не популярны так, как это было раньше.

– О России в контексте нашего разговора есть смысл говорить отдельно?

– А ты видишь какие-то принципиальные отличия сегодняшней России от остального мира? Я – нет. По сравнению с США и Европой наша страна находится в ещё более плачевном состоянии. А если, конечно, сравнивать с Бангладеш, то пока не всё потеряно.

– А как думаешь, где может возникнуть какая-то объединяющая идея?

– Где угодно. Чем отличался в своё время Иерусалим от всех других маленьких городов мира? Ничем. А именно там возникло христианство. Сейчас же запрос на справедливость есть везде. И повсюду люди пытаются нащупать какие-то рычаги, чтобы этой справедливости добиться. Но пока никаких результатов. Принято считать, что в России – запрос на справедливость особенно велик. Но время покажет так ли это. Пока это тоже ничем не подтверждено. Возможно, ответы появятся в результате какой-то практики. Идея – это ответ на реальность.

Чем, вообще, элита отличается от большинства людей? Она должна давать адекватные ответы на запросы реальности. Только тогда ты сможешь выжить и сам, и сохранить то общество, которое тебя окружает. Потому, что по всему мира идёт жёсткая конкуренция элит. Также как внутри каждого государства идёт конкуренция разных элитных групп. Но если элита начинает вырождаться и не давать адекватных ответов, то она вымирает, а вместе с ней и те, кто её окружает и обслуживает. Если на смену деградирующей элите не придёт кто-то более адекватный. Так есть, было и будет, это вечный неизбежный процесс.

Принципиальная же проблема бедных в том, что им очень сложно объединиться. Это было всегда, во все времена. Они хуже образованы, говорят на разных языках, у них нет ресурсов. А глобальная элита практически вся мультилингвальна, лучше осознаёт свои интересы, поэтому её представителям легче договориться между собой. Кроме того, они могут выделить часть своих ресурсов, чтобы отвлечь бедных, а особо выделяющихся и купить. Поэтому бедным договориться о чём-то крайне сложно.

Но сейчас всё идёт к тому, что что-то должно родиться. Потому, что нынешняя элита ничего не предлагает остальным людям, которым остаётся разве что просто умереть. Идея должна появиться в процессе глобальной катастрофы, которой, боюсь, уже никак не избежать. Кто-то даст адекватный ответ на вызовы реальности. А иначе человечество просто не выживет.


Взял здесь: http://www.samovar-news.com/2017/01/16/spravedlivost-protiv-degradatsii/

Recent Posts from This Journal

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Tags

Powered by LiveJournal.com