?

Log in

Previous Entry | Next Entry


НАЧАЛО

На этой неделе в Брюсселе впервые с 2011 года состоялись переговоры высшего руководства Сербии и самопровозглашённой республики Косово. Встреча президента Томислава Николича и премьер-министра Александра Вучича с сербской стороны, а также президента Хашима Тачи и премьера Исы Мустафы с косовской прошла при непосредственном участии представителя Евросоюза по внешней политике Федерики Могерини. «Обе стороны согласились развивать диалог в духе уважения, сотрудничества и взаимопонимания. Дискуссии между сторонами будут активизированы», – заявила глава дипломатии ЕС. По её словам, в ближайшее время было решено провести целую серию раундов сербско-косовского диалога высокого уровня. Каковы перспективы этого диалога и вообще «косовского вопроса» рассказывает Мирко Котич.



Вучич и Ко.

В середине января произошёл странный и бессмысленный, казалось бы, инцидент, который, между тем, дал повод для фальшивых спекуляций на тему неминуемого обострения отношений между Сербией и её бывшим автономным краем Косово и Метохия (Космéт). Вплоть до начала очередной полномасштабной Балканской войны.

Напомним, что сегодня Космет де-факто является независимым государством, хотя официально Сербия этого и не признаёт, из-за чего между сербами и косовскими албанцами периодически случаются разного рода недоразумения. Однако произошедший инцидент к таким конфликтам не имеет никакого отношения. Создан он абсолютно искусственно действующими президентом Сербии Томиславом Николичем и премьер-министром страны Александром Вучичем.

Дело в том, что популярность правящей «Сербской прогрессивной партии» («Српска напредна странка», СНС), созданной в 2008 году Николичем и возглавляемой в настоящее время Вучичем, стремительно падает. А уже весной нынешнего года в Сербии пройдут президентские выборы, проигрыш в которых грозит Вучичу потерей полного контроля над ситуацией в стране, который он сегодня имеет. С учётом того, что в действительности СНС представляет интересы прозападной части сербской политической элиты, а народ Сербии в большинстве своём настроен патриотически и пророссийски, то повысить свой рейтинг Вучич и Ко. пытаются, используя патриотическую риторику. Получается это у них очень глупо, смешно и пафосно. Но Вучич надеется, что преследуемые им цели всё равно будут достигнуты.




Постой
, паровоз, не стучите колеса

Субботним утром впервые с 1999 года из столицы Сербии отправился дизельный железнодорожный состав, следовавший по маршруту Белград – Младеновац – Лапово – Крагуевац – Кралево – Рашка – Косовска-Митровица в «сербскую» часть Косово. Полтора десятилетия основным способом транспортного сообщения здесь оставались автомобильные перевозки. Но несколько лет назад были пущены пригородные электрички, а теперь и поезд дальнего следования «Белград – Косовска-Митровица».

Однако движение нового пассажирского поезда по распоряжению Александра Вучича было остановлено на границе центральной Сербии и Косово, где состав простоял несколько часов, после чего поезд вернулся в Белград. Вучич объяснил это тем, что существовала реальная угроза минирования железнодорожных путей. А, кроме того, встречать состав выдвинулась косовская полиция, настроенная как минимум арестовать экипаж поезда и пассажиров.

Этот инцидент вызвал бурную реакцию президента Сербии Николича, который заявил, что для защиты косовских сербов готов не раздумывая направить в Косово войска. Отметив при этом, что на косовский фронт готова пойти не только регулярная армия, но и все настоящие сербы, включая его самого со своими сыновьями. В общем, смысл реакции на это событие официального Белграда свёлся к тому, что правящая в стране элита, то есть Вучич и Ко., будет защищать каждый дюйм территории Сербии, включая Космет, до последней капли крови. Впрочем, сам Вучич был сдержан в своих высказываниях, хотя и возмутился албанским «произволом» на железной дороге.

Однако давайте разберёмся – чем же был спровоцирован этот «произвол» и с чьей, собственно, подачи всё это произошло. Начнём с того, что в Косово из Белграда торжественно отправился состав, состоящий всего из нескольких вагонов. Снаружи они раскрашены в цвета сербского флага и на 21 языке, включая албанский, на них крупно написано «Косово – это Сербия». Внутри вагоны оформлены изображениями фресок из четырех сербских православных монастырей в Косово, находящихся под защитой ЮНЕСКО.

Главными пассажирами поезда была группа сербских чиновников и «придворных» журналистов. Последние, кстати, «окрестили» состав «русским», отталкиваясь лишь от того, что вагоны произведены в России и подарены Сербии. Между тем, присутствие в поезде сербских должностных лиц, как, впрочем, и журналистов, недвусмысленно указывает на то, что эта «патриотическая» акция была реализована не только с одобрения, но и по инициативе президента и премьер-министра Сербии.

Ответная реакция косовских албанцев на всё это определённо была просчитана заранее. Также как и резонанс, вызванный последующими заявлениями Николича в Евросоюзе. Хотя очевидно, что провокация эта была направлена исключительно на то, чтобы искусственно поднять авторитет Вучича и Ко. в глазах сербских патриотов накануне президентских выборов в Сербии. Ведь, не случайно же «придворные» журналисты назвали «пиаровский» поезд Вучича из нескольких раскрашенных вагонов «русским». Хотя как раз русским смотреть на это было просто смешно.

Но также понятно и то, что на судьбе Космета и косовских сербов эта «буря в стакане» никак не отразится. Ведь, именно Вучич и Ко. уже давно признали независимость Косово де-факто. И обязательно сделали бы это де-юре, если бы не сербский патриотический настрой, который, если с ним «неправильно обращаться», грозит превратить Вучича из «хозяина» Сербии в политический труп. Но пока Вучичу и Ко. успешно удавалось обманывать сербов.




Как сдавали Космет

Впервые албанцы, принявшие ислам, или как их сегодня пренебрежительно называют сербы – шиптары, массово пришли в Косово и Метохию, как и в другие районы Балканского полуострова, ещё вместе с турками-османами. И заняли в Космете территории, где традиционно проживали главным образом сербы, многие из которых были истреблены или вынуждены покинуть свои земли из-за преследований турками. Однако большинство в Косово сербы потеряли лишь в прошлом веке из-за трагических ошибок, совершённых руководством социалистической Югославии в период правления Иосипа Броза Тито.

В период Второй мировой войны итальянский «дуче» Бенито Муссолини привлек к оккупации Косово албанских фашистов, которые вместе с косовскими албанцами развернули в регионе широкомасштабную кампанию по массовому истреблению сербов, цыган и евреев. Огромное количество сербов снова было вынуждено покинуть родной край. Но после войны, как и хорваты, воевавшие на стороне гитлеровской Германии, албанцы были не только прощены, но и получили такие льготы, о которых другие балканские народы могли лишь мечтать.

Произошло это потому, что Тито грезил созданием Великой Югославии, в состав которой, помимо Сербии, Хорватии, Словении, Черногории, Македонии, а также Боснии и Герцеговины, должны были дополнительно войти другие страны региона и, в частности, Албания. Поэтому Косово превратилось в Албанский автономный край и были созданы все возможные условия для максимально активного переселения новых албанцев из Албании. Что касается других народов, то не только их переселение в Косово, но даже и возвращение после изгнания (главным образом сербов) в период Второй мировой войны, было жёстко ограничено.

Это привело к новой волне сербских беженцев из Косово, права которых в крае оказались ущемлены, тогда как поток новосёлов из соседней Албании стремительно увеличивался. Косово привлекало албанцев, в первую очередь, более высоким уровнем жизни по сравнению с Албанией, а также тем, что переселенцы из этой страны получали в крае широкие привилегии.

План Тито относительно создания Великой Югославии провалился, но его политика привела к радикальному изменению этнического состава Косово. Доля сербов сократилась с более чем половины населения края до всего лишь около 20%. А албанцы стали реальным большинством. В такой ситуации албанцы уже не только не хотели интегрироваться в югославское общество, а тем более в сербское, но и начали отказываться соблюдать действующие в Космете правила и законы. Поэтому в 1980-х годах в крае начались масштабные межэтнические конфликты, инициаторами которых, по уже упомянутым причинам, выступили албанцы.

В 1990-х годах, с началом развала Югославии, противоречия в Космете между сербами и албанцами обострились кардинально. И уже в 1991 году последние предприняли первую попытку провозглашения независимости Косово. В регионе начала действовать Армия освобождения Косово (Ushtria Çlirimtare e Kosovës, UÇK), которая развязала в крае кровопролитную партизанско-террористическую войну, направленную на истребление и изгнание оставшихся в Космете сербов и цыган.

Старания по отделению Косово от Сербии сразу же поддержала соседняя Албания, территория которой активно использовалась в качестве плацдарма для совершения боевых вылазок, подготовки, отдыха и лечения боевиков UÇK. В этом контексте не стóит забывать, что, кроме идеи создания Великой Югославии, существует и план создания Великой Албании, который предполагает присоединение балканских территорий, населённых албанцами, к Албании. Это не только Космет, но и, например, некоторые южные районы Сербии, а также части Македонии и Черногории. В этой связи косовский конфликт, при стечении определённых обстоятельств и формировании благоприятных для этого условий, может иметь далеко идущие последствия, с которыми Балканы могут столкнуться в не таком уж и далёком будущем.

Но вернёмся в недавнее прошлое. Чтобы остановить беспредел косовских албанцев и навести в Косово порядок, полицейские силы и армия Югославии начали полномасштабное наступление на UÇK. Но произошло это только в 1998 году, когда Армия освобождения Косово объявила войну за освобождение своей территории от сербов. К этому моменту UÇK представляла уже достаточно многочисленную, хорошо подготовленную, вооружённую и организованную боевую силу, которую, помимо Албании, поддерживали уже Турция, страны Ближнего Востока, а также Западная Европа и США. Поэтому в крае начались широкомасштабные вооружённые столкновения, переросшие в гражданскую войну, в результате которой косовские албанцы уничтожили и свыше 200 православных святынь.

Изначально сербская армия имела огромное превосходство перед боевиками UÇK,

но руководство Югославии было занято решением не столько косовских проблем, сколько своих собственных, связанных с политической борьбой за удержание власти. В результате момент, когда можно было быстро навести порядок в Косово, был упущен. А весной 1999 года в косовский конфликт вмешалось НАТО во главе с США – начались бомбардировки Югославии.

В то же время, по уже опробованному в Боснии и Герцеговине сценарию, Запад парализовал действия Югославской армии бесконечными переговорами – каждое наступление сербов сразу же тушилось очередным перемирием. Таким образом, сербов очень грамотно обманули, ведь время работало именно против них. В результате, их силы иссякли и они были вынуждены оставить Космет, куда был введён специальный военный контингент KFOR (Kosovo Force – международные силы под руководством НАТО, ответственные за обеспечение стабильности в Косово). Тогда же возле города Урошевац американцы без чьего-либо согласия начали строить свою косовскую военную базу Кэмп-Бондстил (Camp Bondsteel).




После установления в крае временной администрации миссии ООН огромному количеству косовских сербов пришлось бежать на территорию Сербии. В этом нет ничего удивительного, так как стараниями «миротворцев» боевики
Армии освобождения Косово превратились в легальную политическую силу и получили контроль над органами власти региона. В частности, UÇK переименовали в Корпус защиты Косова, её члены вошли в состав региональной и местных администраций, политическим крылом UÇK стала основанная в 1999 году «Демократическая партия Косово» («Partia Demokratike e Kosovës»).

В итоге после ухода из края Югославской армии и полиции по Косово прокатилась волна террора против сербского населения. Сербы бесследно исчезали или их открыто убивали албанцы, но миротворческий контингент не обращал на это никакого внимания. Впрочем, объясняется это достаточно просто: вместе с «миротворцами» в край пришёл международный бизнес, который, не откладывая в долгий ящик, полностью взял под контроль все значимые промышленные активы и природные ресурсы Косово и Метохии.

Ярким примером этого может служить судьба горно-обогатительного комбината «Трепча» (алб. – «Trepça», серб. – «Trepča»), обладающего существенными запасами цветных металлов и каменного угля, а также ТЭС в Обиличе, которая работает как раз на этом угле. До войны эта электростанция была одним из главных источников электроэнергии для Сербии. Вместе с ТЭС в Обреноваце и ГЭС «Джердап» она входила в государственную компанию Elektroprivreda Srbije.

Переговоры о возможности покупки электростанции в Обиличе в 1996 году вела компания British Power. Но тогда для британцев они оказались неудачными – власти Сербии отдавали предпочтение немецким компаниям и, в частности, энергетической группе RWE. Однако с уходом сербской армии из Косово управлять этой ТЭС, оказавшейся в британском секторе KFOR, стали именно британцы.

Не менее интересно разворачивались события и вокруг заводов «Балканел» и «Застава-Ивеко». До косовской войны этими предприятиями живо интересовались соответственно немецкие и итальянские «инвесторы». А с приходом «миротворцев» они оказались как раз в германском и итальянском секторах KFOR. Бывают же такие удачные совпадения!

Какая судьба постигла эти и другие подобные косовские предприятия? А, ведь, на территории Космета также есть месторождения редкоземельных и других ценных металлов, внушительные залежи угля, а также достаточно серьезные гидроэнергетические мощности. Достаточно сказать, что все самые ценные активы Косово и Метохии попали под контроль UNMIK (Миссия Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово), которая совместно с властями албанского Косово организовала их «справедливую» приватизацию.

Ключевыми «инвесторами», как можно догадаться, здесь выступил именно американский и западноевропейский бизнес. Несмотря на то, что практически все распроданные активы были созданы за счёт огромных капиталовложений Сербии, которые никто и не собирался компенсировать. И, не говоря уже о том, что де-юре распроданные активы не являлись собственностью Косово, выступившего в качестве продавца. Но, что самое интересное, Сербия до сих пор выплачивает кредиты, которые были взяты на создание в Космете развитой промышленности.

Понятное дело, что в такой ситуации возвращение Космета Сербии было не в интересах ни косовских албанцев, ни США и стран Евросоюза. Поэтому в 2008 году при поддержке Западной Европы и США косовские албанцы в одностороннем порядке провозгласили независимость Косово. И в настоящее время эту независимость признали более половины государств-членов ООН.

Белград отказался это сделать, по крайней мере, официально, и продолжает считать Космет частью Сербии. Но на международном уровне Косово остаётся лишь частично признанным независимым государством, прежде всего, благодаря тому, что его не признали два постоянных члена Совета Безопасности ООН – Россия и Китай. А, соответственно, это не позволяет включить Косово в состав членов Организации Объединённых Наций.

Между тем, сербская правящая элита уже давно перестала быть независимой и самостоятельной – она отдала свою страну на откуп транснациональному бизнесу. Поэтому все ключевые решения, касающиеся судьбы сербов и Сербии, принимаются совсем не в Белграде, а в Лондоне, Вашингтоне и Брюсселе. Это определяет и ту политику, которую «проводит Белград» в отношении Косово. Заключается она в том, что официальные сербские власти сдают Космет косовским албанцам и их западным покровителям. Происходит это очень постепенно, чтобы не провоцировать сербских патриотов резкими движениями на массовые выступления против действующей прозападной власти, но крайне последовательно.

Так, подписание соглашения о нормализации отношений между Белградом и Приштиной в апреле 2013 года в Брюсселе тогдашним премьер-министром Сербии Ивицей Дачичем де-факто стало признанием независимости Косово официальными сербскими властями. В соответствии с этим документом, Белград признал действие на всей территории Косово и Метохии полномочий и прав полиции, министерства внутренних дел, судебной и административной систем Приштины. В результате всё ещё населённые сербами северные районы края были официально переданы Сербией в юрисдикцию албанских властей Косово.




О соблюдении же прав косовских сербов официальный Белград «спохватился» лишь спустя два года. И в конце августа 2015 года в Брюсселе уже премьер Вучич заключил (судя по всему чисто «для приличия») соответствующий пакет соглашений с Приштиной. Речь, в частности, шла о согласовании принципов создания в Косово сообщества сербских муниципалитетов с широкими полномочиями, которое должно иметь своего президента, вице-президента, парламент, герб, флаг и самостоятельно принимать решения по вопросам здравоохранения, образования, городского и сельского планирования, экономического развития. А также иметь возможность финансироваться из Сербии без налогов и пошлин. Однако впоследствии, чего и следовало ожидать, Приштина выполнять достигнутые соглашения отказалась.

Теперь сербской правящей элите совсем немного осталось сделать, чтобы также официально признать независимость Космета, как того требуют в Лондоне, Вашингтоне и Брюсселе. Недаром нынешний премьер Сербии Вучич в августе 2016 года уже открыто заявил: «На сегодняшний день единственным решением по Косово и Метохии, которое разрубило бы гордиев узел, стало бы признание правительством Сербии независимости Косово». И, хотя он предусмотрительно сделал оговорку (для своих потенциальных избирателей), что правительство «не может и не будет этого делать», сути это никак не меняет.

Тогда же Вучич объяснил почему именно Сербия должна отказаться от Космета. По его словам оказывается, что на самом деле Косово для сербов – пустое слово. И они просто врут друг другу, что этот край им чем-то дорог. Вучичу совсем неважно, что Космет был центром сербской цивилизации и духовным центром сербского православия, после чего на его территории, даже после уничтожения многих из них албанцами, осталось огромное количество святынь, дорогих сердцу каждого серба. Как выяснилось, Вучич больше переживает не за сербов, а за албанцев. Ведь, по его словам, «албанцы – растущий народ», и сербы «должны бороться за привлечение бóльшего количества албанцев в центральную Сербию, чтобы они оставляли здесь деньги».

Впрочем, если подходить к косовскому вопросу абсолютно объективно, то сегодня, к сожалению, уже можно признать, что стараниями Вучича и Ко. за последние годы Косово действительно перестало быть Сербией. И вернуть край сербам может разве что лишь какое-то невиданное до селе чудо.

Recent Posts from This Journal

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com