?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Заказчики, организаторы и исполнители первой «цветной революции»




В 2000 году в Третьей или Малой Югославии случились события, которые сегодня расцениваются как первая в мировой истории «цветная революция». Напомним, что Малой называют Союзную Республику Югославия (СРЮ), созданную после распада СФРЮ в 1992 году на базе Сербии и Черногории. В ходе выборов президента СРЮ в сентябре 2000-го никто из кандидатов не набрал абсолютного большинства голосов. Поэтому прежний руководитель Малой Югославии Слободан Милошевич потребовал проведения в соответствии с законодательством страны второго тура выборов. В ответ на это по всей Югославии прокатилась волна протестов.

К 5 октября 2000 года сотни тысяч митингующих съехались в столицу СРЮ – Белград. Протестующие захватили здание югославского парламента и взяли штурмом белградский телецентр. В уличных столкновениях было применено и огнестрельное оружие. В итоге, вечером 6 октября Слободан Милошевич подал в отставку. А в 2001 году он был арестован по обвинению в превышении должностных полномочий и коррупции, а затем, по инициативе премьер-министра Сербии и лидера сербской «Демократической партии» («Демократска странка») Зорана Джинджича, тайно выдан Гаагскому трибуналу в обмен на финансовую помощь Запада. Однако процесс по его делу так и не был завершён – 11 марта 2006 года Милошевич неожиданно скончался.

Все эти, как и многие другие, события на Балканах не были какой-то нелепой случайностью. Об этом рассказывает писатель, публицист, историк, военный эксперт и участник югославских войн 1990-х годов Олег Валецкий.


Бульдозерно-демократическое шоу

События 5 октября 2000 года в СРЮ стали весьма показательными. Особенно после практически безвольной сдачи сербским обществом Республики Сербская Краина в Хорватии, значительной части Республики Сербской в Боснии и Герцеговине, а также вывода югославской армии и полиции из Косово и Метохии. За попытки защитить сербов на этих территориях Сербия заплатила очень дорого. В том числе и тысячами людских жизней. Но все эти ужасные потери людей и территорий почему-то не привели к массовым антиправительственным протестам.

На фоне этого вся демагогия о неудержимости народного возмущения, которое якобы вызвала бесчестная политика Милошевича на президентских выборах в СРЮ, выглядела, по меньшей мере, неубедительно и даже комично.

Крайне удивительным и абсурдным было и то, что югославские силовые структуры, которые в наибольшей степени были ответственны за поддержание общественного порядка в государстве, неожиданно стали обеспечивать беспрепятственное совершение в стране «демократической революции». Причём, совсем не мирным путём.

Напомним, что колонны агрессивно настроенных демонстрантов из сербских городов Ужице и Чачак двинулись на Белград. Вместе с митингующими в столицу СРЮ продвигались грузовики с оружием, что впоследствии признал, в частности, Велимир Илич, руководивший протестной колонной, выступившей из Чачака.

В книге «Игра теней», подробно описывающей подготовку «демократической революции» в Югославии, британский журналист Тим Маршалл утверждает, что на территории одной из фабрик Белграда был создан «революционный штаб», который возглавлял бывший градоначальник сербской столицы Небойша Чович. Здесь располагалось порядка двух тысяч противников действовавшей власти – вооружённых боевиков.

Когда протест докатился до центра Белграда, демонстранты заблокировали мосты. После недолгой и, скорее, формальной попытки полиции противостоять митингующим, последним удалось поджечь здание югославского парламента – Скупщины. После этого толпа взяла штурмом телецентр Белграда. Для этого один из демонстрантов, Любисав Джокич, использовал бульдозер, из-за чего, собственно, эти события в итоге и получили название «Бульдозерной революции».

Впрочем, уже к вечеру ряды протестующих сильно поредели. Хотя на площади перед Скупщиной всё ещё оставались тысячи людей, большая часть которых находилась в пьяном и полупьяном состоянии. Вся «революционная» энергия этой толпы выплеснулась в грабежи окрестных торговых ларьков и магазинов.


В этот момент разогнать нетрезвых погромщиков мог бы один отряд полиции в несколько сот человек. А все оппозиционные политики, организовавшие беспорядки и руководившие ими, могли быть легко арестованы вместе с их помощниками и охраной. Блокада демонстрантами мостов выглядела также крайне несерьёзно – армия и полиция могли бы, при желании, быстро решить эту несложную для них проблему.

Не говоря уже о том, что служба госбезопасности и, в частности, её спецподразделение «Красные береты» («Jединица за специалне операције», ЈСО), специальные антитеррористические силы МВД САЈ («Специјална антитерористичка јединица») и полиция особого назначения могли бы с легкостью подавить любые попытки антиправительственных выступлений ещё в самом их зародыше. Но ничего этого не произошло.

ЈСО просто бездействовало, даже не пытаясь восстановить порядок, а САЈ так и вовсе сразу же перешло на сторону буйствующей толпы, направляемой «оппозиционными силами».

Беспомощность силовых структур, которые вдруг оказались неспособны разогнать демонстрантов, большинство из которых были всего-навсего обычными зеваками, поражает. А последующие за этим объяснения представителей спецслужб – почему случилось именно так – просто смешны. По их словам получается, что органы госбезопасности, «Красные береты», специальные антитеррористические подразделения и полиция особого назначения вдруг прониклись чуть ли материнской заботой о жизни и здоровье демонстрантов.

И это при том, что руководители всех этих силовых структур, соревнующиеся тогда в своей «гуманности», всего за полтора года до «демократической революции» активно участвовали в этнических чистках в Косово и Метохии. Где не только выселяли мирных граждан из их домов, но и убивали их, несмотря на то, что многие люди были вовсе не причастны к действиям Армии освобождения Косово (UÇK). И, кстати, именно эти же «большие гуманисты» неоднократно участвовали в ликвидациях различных сербских оппозиционеров.

Впрочем, впоследствии стало ясно что стояло за всей этой показной «гуманностью». «Бульдозерно-демократическая революция» в Югославии, как выяснилось позже, вовсе не была закономерной случайностью и, тем более, объективной необходимостью. Она целенаправленно финансировалась и организовывалась из-за рубежа. В качестве же ключевых исполнителей в действительности выступили вовсе не возмущенные народные массы и даже не оппозиция, а представители сербского номенклатурного аппарата, подведомственные им силовые структуры и связанный с ними криминалитет.


Заказчики и организаторы

Оплата «народного гнева» в Югославии 2000-х осуществлялась сетью известных международных фондов.

Австрийский историк и журналист Ханс Хофбауэр пишет, что свержение Слободана Милошевича финансировал фонд «Freedom House», основанный в 1940-х годах Элеонорой Рузвельт, американской общественной деятельницей, а по совместительству – дальней родственницей и одновременно супругой президента США Франклина Делано Рузвельта, а также племянницей другого американского президента – Теодора Рузвельта.

Также при всесторонней поддержке США против Милошевича действовали такие организации, как «German Marshall Found», «International Republican Institute», «National Democratic Institute» и «National Endowment for Democracy». Но важно отметить, что наибольшую активность в поддержке югославской оппозиции проявляли структуры именно Джорджа Сороса.

При активном участии этих и многих других международных фондов на Балканах был создан целый ряд «общественных» организаций. Особо в этом контексте нужно отметить «независимое» студенческое движение «Отпор», лидеры которого прошли обучение и подготовку в специализированных центрах американских и западноевропейских спецслужб, в том числе на территории Венгрии.

В то время граждане Югославии могли ездить в эту страну без виз. Лагерь, где готовили активистов «неправительственных» организаций и, в первую очередь, движения «Отпор», располагался в городе Сегед на юге Венгрии.

Воспользовавшись риторикой, фразеологией и символами «антифашистского движения», функционеры «Отпора» сконцентрировались на идеологической обработке молодёжи. Символом пропагандистской борьбы против «югославской власти» был выбран «революционно сжатый кулак». Движение это сыграло далеко не последнюю роль в свержении Слободана Милошевича, внеся смуту и смятение в умы югославской молодёжи.


Кстати, выполнив свою миссию в Югославии, активисты «Отпора» создали в 2002 году международный «Центр прикладных ненасильственных действий и стратегий» (Center for Applied NonViolent Action and Strategies, CANVAS).

Без всяких зазрений совести организаторы CANVAS выставили на продажу технологии «гуманного свержения» политических режимов в мире на «истинно демократические», успешно опробованные на практике в Югославии. А в 2004 году, при активной поддержке структур Джорджа Сороса, движение «Отпор» впервые официально проявилось на Украине.

Следует отметить, что те же благотворители, что обеспечивали финансирование югославской оппозиции, оплачивали и импорт в СРЮ разработок и технологий ведущих зарубежных «специалистов по свершению революций». Так, например, идея использования бульдозеров в марше колонн демонстрантов на Белград была предложена югославской оппозиции израильскими политтехнологами.

И более того – даже «Международный трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии» («International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia», ICTY) финансировался теми же самыми спонсорами.

Координацией действий по свержению руководства СРЮ занималось американское представительство «US office for Yugoslavia» во главе с Вильямом Монтгомери, располагавшееся в Будапеште.

Напомним, что с 1988 по 1991 годы Монтгомери, закончивший «The National War College of the United States» (NWC), работал в дипломатической миссии США в болгарской столице – Софии, где участвовал в свержении власти Тодора Живкова. Затем он занимался «демократизацией» Хорватии в Загребе.

В «US office for Yugoslavia» в подчинении Монтгомери было порядка трёх десятков сотрудников. Как писал французский журнал «Le Monde» в октябре 2000-го, именно Монтгомери выбрал лидером югославской оппозиции Воислава Коштуницу, после чего тот и стал последним президентом СРЮ в 2000-2003 годах, а затем – премьер-министром Сербии в 2004-2008-х.

Главными критериями этого выбора было то, что Коштуница позиционировал себя в качестве «национального политика», не сотрудничал с Милошевичем, по крайней мере – открыто, а также пользовался поддержкой армии.

В данном случае под поддержкой армии следует понимать тесные связи с управлением военной безопасности и, главным образом, с его бывшим руководителем Александром Васильевичем.

Этот человек всесторонне поддерживался генералитетом Иосипа Броза Тито и активно сотрудничал со спецслужбами США, Израиля и России, благодаря чему был одним из самых авторитетных лиц в Югославии – его влияние было даже выше, чем у Милошевича.

Впрочем, реально провели «демократическую революцию» в Югославии вовсе не западные фонды и работающие на них местные «общественные организации», которые, безусловно, стояли за всем этим и, так или иначе, принимали участие в ключевых событиях. Потому, что первые выступали заказчиками и спонсорами, а вторые – непосредственными организаторами. Но, ведь, были ещё и исполнители.


Исполнители

В действительности совершила «народную революцию» в СРЮ югославская номенклатура, которая пыталась удержаться во власти любыми возможными способами и средствами.

В силу самого характера номенклатурного аппарата, созданного Тито, после распада Югославии он имел своей главной целью получение материальной выгоды для своих членов и партнёров по «бизнесу», которые постепенно трансформировались в олигархов.

Однако аппарат этот, политика которого и стала основной причиной развала СФРЮ, как и погружения постюгославского пространства в череду кровопролитных войн, в 2000-х был обречен, так как ничего конструктивного никому предложить не мог.

Чтобы и дальше быть у власти, югославская номенклатура, в надежде остаться в роли генерального подрядчика по управлению СРЮ, фактически и провела «спецоперацию» по передаче реального контроля над страной Западу. Не случайно большинство представителей этой номенклатуры сразу же переметнулось на сторону «демократической революции».

Ключевую же роль в этом процессе исполняли югославские спецслужбы, тесно связанные не только с номенклатурой и «олигархами», но и с криминалом. Именно они и стали непосредственными исполнителями всей «грязной работы».

Впоследствии выяснилось, что югославские спецслужбы, которые в итоге и нанесли основной удар по власти СРЮ, заключили тайный договор с «демократической оппозицией» о свержении Милошевича и его аресте.

Причём, командиры подразделения ЈСО Милорад Лукович и особой полиции Бошко Буха были готовы выдвинуть своих бойцов даже против югославской армии, когда узнали, что существует вероятность её выхода из казарм ради защиты этой власти и Милошевича.

Весной 2001 года югославская полиция, в том числе спецподразделение САЈ, в течение двух дней осаждала виллу Милошевича в белградском районе Дединье. Виллу обороняли несколько десятков добровольцев под руководством Синиши Вучинича, бывшего командира отряда «Сербские соколы»Српски соколови»), участвовавшего в югославских войнах на стороне ЮНА («Югославской Народной Армии»), но параллельно с ней. В 1991-1995 годах, когда существовал этот отряд, в его состав, помимо сербов, входили добровольцы из России, Болгарии и Греции.

Югославские спецслужбы не только осаждали Милошевича, но и разгоняли его сторонников, пытавшихся пробиться ему на помощь. Не стесняясь при этом применять силу. Поэтому горстка добровольцев не смогла долго противостоять напору спецслужб. И 1 апреля 2001 года Милошевич был арестован подразделением ЈСО, о чём подробно рассказал бывший командир этой спецслужбы Милорад Лукович в своем интервью белградской газете «Глас Jавности», опубликованном 26 июля 2013 года.

А уже 28 июня 2001 года Милошевича выдали Международному трибуналу в Гааге, где он и умер 11 марта 2006 года.

Никто так и не смог доказать его вину. Между тем, причины его смерти остались загадкой. При этом есть большие сомнения, что эта смерть была естественной. Как писали в своё время сербские СМИ, повышенное давление у Милошевича способствовало увеличению скорости растворения медицинских препаратов, которыми его отравили.

Впрочем, после убийства 12 марта 2003 года «демократического» премьер-министра Сербии Зорана Джинджича «снайпером» (подполковником сербского спецназа Звезданом Йовановичем – бывшим заместителем Милорада Луковича), выяснилось, что к договору о свержении и аресте Милошевича имели отношение не только югославские спецслужбы, но и тесно связанные с ними криминальные структуры.


Дело «Земунского клана» и устранение свидетелей

В ходе дела по так называемому «Земунскому клану», начатому после убийства Джинджича, стало известно, что командир отряда «Красных беретов» Милорад Лукович, перешедший вместе со своими подчинёнными в октябре 2000-го на сторону «народной революции», возглавлял одну из крупнейших преступных группировок в бывшей Югославии.

История «Земунского клана» весьма интересна. Он возник в пригороде Белграда – районе Земун, граничащим с общиной Сурчин. На эти территории, после выселения с них немцев, перебралось множество колонистов из Черногории, Хорватии, Косово, Боснии и Герцеговины. В первую очередь, это были ветераны армии Тито и их семьи.

В силу своей относительной отдаленности от Белграда, Сурчин жил достаточно замкнутой жизнью и был своего рода аналогом подмосковных Люберец начала 1990-х. Здесь и возникли самые мощные в Югославии организованные преступные группировки (ОПГ).

Они не только не преследовались силовыми структурами, но даже напротив – служба госбезопасности тесно и взаимовыгодно сотрудничала с ними. Благодаря этому эти ОПГ благополучно просуществовали все 1990-е.

Командир «красных беретов» Милорад Лукович (урождённый Улемек) по прозвищу «Легиjа» (в переводе с сербского – «Легион», так как он отслужил во Французском Иностранном легионе) сначала был членом сурчинского преступного сообщества.

Но затем вместе с двумя представителями югославского уголовного мира – Миле Луковичем («Кумом») и Душаном Спасоевичем («Шиптаром») – создал свою ОПГ в Земуне, где тогда у власти находилась «Сербская радикальная партия»Српска радикална странка») Воислава Шешеля.

Однако никакого отдельного «Земунского клана» не существовало – был конгломерат различных ОПГ, ключевые центры которого находились в Сурчине и Земуне.


Здесь же, а именно в Сурчине, располагался и центр «бульдозерно-демократической революции» 5 октября 2000 года, где и принимались ключевые организационные решения команды Зорана Джинджича, который организовывал предвыборную кампанию оппозиционного кандидата в президенты СРЮ Воислава Коштуницы.

Между тем, после свержения власти Милошевича, реальные заказчики «демократической революции» в Югославии стали постепенно выводить из игры и устранять ключевых, наиболее «опасных» организаторов и исполнителей «народных волнений» 2000-го, особенно тех, которые слишком много знали. Для этого была проведена гениальная многоходовая операция.

В феврале 2003-го стараниями «демократических сил» и их хозяев Югославия окончательно исчезла с карты мира. А уже в марте того же года был застрелен Зоран Джинджич, ставший в январе 2001 года премьер-министром Сербии. Обвинён в организации этого убийства был Милорад Лукович, на тот момент – уже бывший командир отряда ЈСО. Кстати, свою настоящую фамилию – Улемек – он сменил на фамилию жены прямо накануне начала уголовного преследования.

Помимо этого, бывшего командира «Красных беретов» и его соратников обвинили в подготовке государственного переворота, который должен был последовать за убийством Джинджича.

Сразу за этим была проведена операция спецслужб Сербии под кодовым названием «Сабля», направленная на уничтожение югославских ОПГ, в результате которой компаньоны главы «Земунского клана» – Миле Лукович и Душан Спасоевич были убиты при попытке ареста представителями спецподразделения САЈ, а сам Милорад Лукович был арестован, а впоследствии приговорён фактически к пожизненному заключению.

Сам «Легиjа» так и не признал свою причастность к убийству Джинджича. И заявил в своём интервью газете «Глас Jавности» (от 26 июля 2013 года), что, возможно, премьер-министра Сербии застрелил неизвестный снайпер, которого затем сразу же эвакуировали самолётом в Лондон. А Звездан Йованович, которого признали непосредственным исполнителем убийства, никогда снайпером не был. И, скорее всего, был использован реальными организаторами убийства для того, чтобы пустить следствие по ложному следу.

Борьба с «югославской мафией» на этом не закончилась. Так, в 2010 году в ходе совместной операции полиций Сербии, Черногории, Словении и Италии было арестовано 80 человек по обвинению в том, что они принадлежали к организованной преступной группировке Дарко Шарича, которая тесно сотрудничала с членами «Земунского клана».

А в 2012 году в Испании была арестована группа Луки Бойовича, бойца «Сербской добровольческой гвардии» (была создана и возглавлялась Желько Ражнатовичем по прозвищу «А́ркан», принимала участие в боевых действиях в Хорватии, а также Боснии и Герцеговине) и ближайшего сподвижника Милорада Луковича.

Впрочем, югославские ОПГ так и не были полностью уничтожены, потому, что такой цели, в общем-то, и не ставилось. Но они были «обезглавлены», а места их бывших главарей заняли новые представители сербских органов правосудия и правопорядка с крайне туманными биографиями. Вся обновлённая таким образом государственно-криминальная система была взята под контроль британской спецслужбой MI6.

После этого сербские ОПГ смогли, как и прежде, заниматься, чем угодно – от торговли наркотиками и совершения заказных убийств до участия в приватизации и политической жизни, как внутри страны, так и за её пределами. Правда, одновременно с этим серьёзно усилилось влияние на сербские ОПГ албанской мафии.

Всё это прекрасно демонстрирует, что мафия, причём, даже национальная, очень гармонично укладывается в современный «демократический порядок», навязываемый Западом всему миру. Потому, что югославский, а в большинстве своём – сербский номенклатурный аппарат, породивший эту мафию на Балканах, стал ключевым партнёром Евросоюза в управлении обществом на постюгославском пространстве.

Текст под редакцией Дениса Кириллова

Продолжение следует…

Источник: http://www.samovar-news.com/2017/03/25/na-ruinah-yugoslavii-chast-iii/

Recent Posts from This Journal

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com