?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Высокий потенциал и полное отсутствии перспектив




На вопросы «Самовара» ответил научный сотрудник Института славяноведения Российской академии наук (ИСл РАН), Георгий Энгельгардт

Сербская имплозия

– А что вообще собой сейчас представляет Сербия?

– За последние три-четыре года Вучич фактически выжег всё сербское политическое поле.

Сейчас в Сербии остался конгломерат «прогрессистов» в составе правящей «Сербской прогрессивной партии» («Српска напредна странка», СНС), возглавляемой Александром Вучичем. Это довольно пёстрая идейно структура.

Признаки жизни пока ещё подаёт бывшая партия Слободана Милошевича – «Социалистическая партия Сербии» («Социјалистичка партија Србије», СПС), лидером которой является Ивица Дачич.

А всё остальное просто выжжено.

Например, одна из ведущих в недавнем прошлом сербских политических сил  – основанная Воиславом Коштуницей и возглавляемая Сандой Рашкович-Ивич

«Демократическая партия Сербии» («Демократска странка Србиjе», ДСС) – чуть более года назад была фактически уничтожена.

Образно говоря, в ДСС был произведён взрыв, но не обычный (эксплозия), а направленный внутрь – имплозия.

Аналогичный внутренний кризис был организован и в сербской «Демократической партии» («Демократска странка», ДС), некогда возглавляемой Зораном Джинджичем (1994-2003) и Борисом Тадичем (2004-2012).

Напомню, что первый из них в своё время был премьер-министром Сербии, второй – президентом.

А сейчас ДС развалилась на несколько абсолютно бессильных частей.

«Сербская радикальная партия» («Српска радикална странка», СРС) Воислава Шешеля, из которой вышли нынешние сербские «прогрессисты», включая Вучича, тоже сегодня не представляет собой ничего серьёзного.

На последних президентских выборах, прошедших в апреле текущего года, Шешель получил такой удар, что уже вряд ли сможет от него оправиться.

В общем, в Сербии сейчас действует фактически «полуторопартийная система». То есть «прогрессисты», на подхвате – «социалисты», а вокруг или пустыри или руины. И непонятно кто и за что выступает. Есть, конечно, попытки партийной организации, но пока всё это выглядит очень слабо.

Для США и Евросоюза нет необходимости поддерживать конкурентов правящей СНС, поскольку всё, что от неё требуется, она выполняет. Поэтому Вучич смог замкнуть на себя все контакты с Западом.

Соединённые Штаты и Европа оказывают весьма ощутимое влияние на политическую, а, соответственно, и на экономическую жизнь Сербии. Контролируют сербское информационное пространство.

Ряд крупнейших сербских средств массовой коммуникации и пропаганды, оказывающих реальное влияние на общество, принадлежит транснациональному капиталу.

«Не царское дело»и народная апатия

– Россия занимает более слабые позиции в Сербии?

– На сербскую, как, впрочем, и на балканскую политику Россия, к сожалению, практически никак не влияет. Ни на внутреннюю, ни на внешнюю. Хотя Балканы – один из немногих европейских регионов, в которых у нас есть реальные шансы занять если не ключевые, то очень сильные позиции.

Интересы России и Сербии не только не противоречат друг другу, но практически полностью совпадают. Но пока мы лишь теряем свой политический и экономический вес в регионе. В информационном пространстве Россию здесь также не слышно и не видно.

Возможно, наши политики, дипломаты и бизнесмены считают, что Балканы для России слишком незначительный регион. Что не царское это дело – заниматься всякими «мелочами». Это, конечно, большая ошибка.

Достаточно сказать, что самый популярный политик в Сербии среди народа – Владимир Путин. Просто потому, что он президент России и старается отстаивать интересы своей страны.

– Что же народ безмолвствует? Повозмущались немного после весенних президентских выборов, в результате которых Вучич поменял премьерское кресло на президентское, и всё снова затихло…

– Да, волна протестов была успешно нивелирована. Таинственные организаторы массовых уличных выступлений сами же их и погасили. Протесты из политической и социально-экономической плоскости были плавно переведены в разряд культурных перформансов.

Очень многие люди в Сербии недовольны создавшейся ситуацией. Они надеялись, что эти протесты помогут им что-то изменить к лучшему. Но почувствовали фальшивость и бесполезность всего этого. И просто перестали выходить на улицы.

В итоге эти безрезультатные протесты сыграли на укрепление режима Вучича, прежде всего, в глазах коллективного Запада. Поскольку «показали», что он как бы является сильно опытным и талантливым политиком.

И, что даже из критических ситуаций Вучич выходит без особых проблем. Таинственные злодеи замышляли против него революцию, но он с ними легко справился.

На мой взгляд, в Сербии упрочняется полуторопартийный политический режим, основанный в значительной степени на личной власти Вучича. Сколько он продержится – вопрос другой.

А почему народ безмолвствует? Не видит никакого выхода и не имеет ничьей поддержки, что, в итоге, ввергает его в апатию и депрессию.

«Секс» без обязательств

– То есть, Сербия фактически движется по «болгарскому сценарию» «развития» в направлении полной деградации, и в перспективе будет полностью поглощена Западом?

– Понимаете в чем дело, Сербия, ведь, хочет в ЕС, но Евросоюз её не хочет. Если бы это зависело только от сербов, они были бы там уже лет 20 назад.

– Но, чтобы войти в ЕС, им сначала пришлось бы вступить в Североатлантический альянс. А сербы – против НАТО.

– Население – против, но правящей элите на это плевать. Власть «выступает против» НАТО ровно в той степени, в которой это необходимо с электоральной точки зрения.

Впрочем, в настоящее время Сербия уже, в принципе, никому не нужна и в составе Североатлантического альянса. Потому, что НАТО получило от этой страны абсолютно всё, что ему было надо.

Подписан и ратифицирован договор о взаимоотношениях Сербии с НАТО, который, в частности, даёт блоку право беспрепятственного прохода через сербскую территорию и всестороннего использования местной инфраструктуры.

Подготовка и организация всех сербских силовых структур, включая армию, давным-давно идёт по стандартам НАТО.

Из них, в ходе реформы, которую контролировали иностранные консультанты, были вычищены практически все офицеры с боевым опытом (участники противостояния с НАТО в 1999-м) и весь кадровый состав, нелояльный Западу.

Уничтожены огромные запасы оружия и техники, стоявшие на вооружении сербской армии.

Поэтому, честно говоря, я не вижу никаких перспектив для поглощения Сербии Западом – в этом нет никакой необходимости. Контролировать регион – да, никого туда не пускать – тоже, но заниматься им, развивать и нести за него ответственность – нет.

Соответственно, нет со стороны Запада ни серьезных инвестиций, ни ответственного политического отношения.

И это не потому, что мне, допустим, не нравится США или Евросоюз, а потому, что это логически вытекает из 25-летнего безраздельного доминирования Запада на Балканах.

Ну, не хочет никто из великих держав тратить время и деньги на распутывание сложнейшего балканского узла социально-экономических проблем и политических противоречий. И никто не хочет брать на себя за это ответственность.

Естественно, что Балканы будут и дальше оставаться зоной нерешённых конфликтов, где нестабильность будет подрывать развитие, в результате чего регион будет только деградировать.

И, соответственно, никто не будет вкладывать туда инвестиции. Поэтому и каких-то хороших европерспектив для Сербии, Македонии или той же Черногории, лично я пока не вижу.

Кризис жанра

Собственно говоря, Югославия и распалась на рубеже 1990-х в значительной степени именно из-за того, что оказалась больше не нужна Западу. Её использовали как своеобразный элемент организации соперничества с Советским Союзом и Восточным блоком внутри социалистической системы.

Югославия была социалистической, но проводила собственную политику, в которой сильно отклонялась от стратегии советского блока. И в этом смысле она была крайне интересна Западу.

И Советскому блоку Югославия была тоже интересна, но, прежде всего, потому, что страна была всё-таки социалистической.

Каждая из противоборствующих систем пыталась Югославию перекупить. И как раз за свою вот эту промежуточную позицию она получала от обеих сторон огромное количество денег, которые не были заработаны местной экономикой.

В конце 1980-х годов противостояние блоков прекратилось и отпала нужда в поддержании существования этой зоны соперничества. Поток инвестиций в регион был перекрыт, а предоставленные кредиты потребовали вернуть. С этого момента на Балканах и начался нерешаемый экономический кризис.

С тех пор эта проблема, как ни печально, никуда не делась. Отрыв балканских стран от уровня жизни ведущих государств Евросоюза стремительно увеличивается. И перспективы просматриваются лишь самые печальные.

Может быть, конечно, что-то такое произойдёт и начнётся неожиданное для всех возрождение региона. Но, на мой взгляд, для этого потребуется самое настоящее чудо.

Беззубый дракон

– Вмешательство в ситуацию Китая не может изменить эту ситуацию? Ведь, КНР ведёт активную экономическую экспансию по всему миру. И Балканы не являются здесь исключением.

– Дело в том, что у Китая в этом смысле есть одна огромная проблема. Как и Евросоюз, КНР – это экономический гигант, но, в то же время, политический карлик.

У китайцев есть поучительный опыт освоения Ливии при Муаммаре Каддафи. Китай вложил в эту страну огромные инвестиции, затратил невероятные усилия, чтобы занять там ведущие позиции.

Но, как говорил Мао Цзе Дун, «Винтовка рождает власть». В 2011 г. Запад просто сменил режим в Ливии, страна погрузилась в хаос гражданской войны и все китайские усилия и инвестиции в одночасье пошли прахом. А сами китайцы были счастливы уже от того, что успели из этой страны убраться живыми и здоровыми.

Скажем со Средней Азией Китай непосредственно граничит. Соответственно, китайцы имеют реальную возможность при необходимости вмешаться и защитить свои инвестиции в этот регион и завоёванные в нём политические позиции.

При попытке вытеснить оттуда КНР, НОАК (Народно-освободительная армия Китая) быстро объяснит любому противнику ошибочность такого подхода.

Но Балканы от Китая слишком далеко, а поблизости есть лишь военные базы НАТО. Соответственно, если КНР чересчур активно будет вести себя в этом регионе, Запад может легко заблокировать здесь все китайские проекты. Причём, чужими руками. То есть, даже не ссорясь напрямую с Китаем.

Пока в политическом отношении китайцы ведут себя на Балканах «тише воды, ниже травы», их присутствие здесь мало кого беспокоит. Хотя это присутствие уже очень и очень серьёзно.

В то же время последние 30 лет идёт крайне жёсткая борьба против российского влияния в регионе, несмотря на то, что, хотя оно здесь и внешне заметно, но, на самом деле, очень и очень слабо.

Перед Богом все равны

– Таким образом, вы считаете, что пока каких-то радужных перспектив развития у Балкан нет?

– Я их не наблюдаю.

–  А, если говорить, допустим, о Хорватии? Она же в НАТО и Евросоюзе. Там тоже не просматривается перспектив?

– Суждения многих хорватских экспертов о ситуации в Хорватии не слишком отличаются от моей оценки общего положения на Балканах. Они говорят о разочаровании в Евросоюзе и США, об экономическом тупике и отсутствии перспектив.

Достаточно напомнить о последнем скандале в Хорватии, связанном с крахом крупнейшего хорватского частного холдинга «Agrokor», созданного ещё в 1976 году и действовавшего в сфере пищевой промышленности и розничной торговли.

В 1990-2000-е годы «Agrokor» получил контроль над целым рядом агропромышленных и торговых компаний не только в Хорватии, но и в соседних странах.

А весной текущего года основатель и собственник «Agrokor» Ивица Тодорич объявил о банкротстве холдинга. И управление этими активами было передано в распоряжение хорватских властей.

Кстати, крах «Agrokor» стал не последним фактором, спровоцировавшим в Хорватии правительственный кризис.

Так что эта страна также испытывает весьма серьёзные проблемы, несмотря на то, что входит в ЕС и НАТО. И будущее её тоже весьма туманно.

Внешнее влияние и британская тайная полиция

– Неужели сами балканцы не в состоянии заняться собственным развитием, отталкиваясь от своих реальных возможностей и не рассчитывая на помощь со стороны?

– Беда в том, что на Балканах исторически слишком сильнó внешнее влияние. И, собственно, именно поэтому балканцам зачастую просто не дают что-то делать самостоятельно и не позволяют договариваться между собой.

– Как же так выходит, что США и Европа не хотят заниматься Балканами, но и самим им делать ничего не дают?

– На самом деле нет никакой единой Европы и, тем более, какого-то единого Запада. Например, если говорить о Балканах, то ключевые позиции здесь всегда занимала Великобритания, хотя об этом почему-то мало говорят.

Дело в том, что, если Германия имеет огромное экономическое влияние на целый ряд стран мира, то Великобритания очень сильно влияет на спецслужбы многих государств.

– На разведку?

– Скорее на контрразведку или на тайную полицию, как это называлось раньше.

Исторически во многих странах бывшей Югославии спецслужбы оказывают огромное влияние на политическую, экономическую и криминальную сферы. В свою очередь, Соединенное королевство столь же исторически имеет позиции в спецслужбах ряда стран региона, с помощью которых в конечном итоге и контролирует ситуацию на Балканах.

Ещё совсем недавно ситуация была намного проще. Британия была членом ЕС и, соответственно, хотя и проводила свою политику, всё-таки в значительной степени координировала свои действия с другими державами континентальной Европы.

Сейчас же положение изменилось. Великобритания выходит из Евросоюза, у неё идут очень сложные и напряжённые переговоры с континентом. А Балканы – прекрасный рычаг воздействия на Европу.

Учитывая мощное влияние британцев на этот регион, которое было установлено ещё в ХVIII-XIX веках и ничуть не ослабло до настоящего времени, можно только догадываться как они могут использовать это влияние и какие у них для этого будут соблазны.

Потенциал, желание и возможности

– А для России, вы считаете, Балканы полностью потеряны?

– Несмотря на массу ошибок и упущенных возможностей, перспективы усиления России на Балканах объективно существуют. Конечно, не во всём регионе, но в так называемой «сербской зоне» (Сербия, Республика Сербская в Боснии и Герцеговине, Черногория) – точно.

Потенциал есть, но его ещё нужно реализовать. На мой взгляд, здесь всё зависит от реального понимания ситуации и от желания её изменить. Будут желание и понимание – может появиться и реальная последовательная политика России на Балканах. Но перед этим необходимо оценить свои силы и возможности.

Начинать придётся не с чистого листа – за последние полтора десятилетия Россия получила ряд активов в регионе.

Без учета частных инвестиций в Черногории, достаточно серьёзные корпоративные инвестиции мы имеем как минимум в Сербии, Республике Сербской и Болгарии.

На Россию существует серьезный внутренний спрос со стороны тех, кто недоволен западным доминированием в регионе, как в населении, так и в элитных группах.

А, как только на Балканах заканчивается политический вакуум, там как раз и начинается стабильность и развитие.

Беседу вёл Денис Кириллов

Текст под редакцией Анастасии Казимирко-Кирилловой

Источник: http://www.samovar-news.com/2017/08/24/balkanskij-gambit-chast-iii/

      

Recent Posts from This Journal

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com