?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Интервью с генеральным директором Naftna Industrija Srbije A.D. (NIS)
КИРИЛЛОМ КРАВЧЕНКО
(окончание)




Кирилл Альбертович, насколько эти проекты способны повысить рентабельность нефтепереработки NIS и решить вопрос выживания, о котором вы говорили?

– С точки зрения налоговой нагрузки на нефтегазовый бизнес, Европа сравнима с Россией. Однако, как я уже говорил, компонент налогообложения на сектор downstream здесь существенно выше, а на upstream – значительно ниже. Поэтому большинство европейских НПЗ работает с нулевой маржой. До нашего прихода перерабатывающий комплекс NIS приносил убытки, но благодаря проведенной реконструкции и модернизации нам удалось вывести сектор downstream из минуса. Сегодня маржа НПЗ в Панчево нулевая, предприятие работает не на полной загрузке, но мы приблизились в этом к среднеевропейскому уровню. Планируем, что в положительную зону наш перерабатывающий комплекс перейдет уже с 2016 года, после ввода в строй производства базовых масел в Нови-Саде. А существенно повысить маржу мы сможем после завершения второго этапа модернизации НПЗ в Панчево, если наши акционеры примут решение о строительстве нового комплекса глубокой переработки. С его вводом мы сможем выйти на ежегодную загрузку панчевского завода на уровне 4,54,7 млн т нефти, а вместе с производством базовых масел в Нови-Саде эффективная годовая производительность нефтеперерабатывающего комплекса NIS составит порядка 5 млн т.

И, безусловно, параллельно с этим нам нужно активно развивать сбытую сеть. Переработка в Европе без развития розничных каналов сбыта обречена, поскольку конкуренция здесь крайне высока. Сюда идут со своим продуктом из России, с Ближнего Востока, из США. И в оптовых сбытовых каналах мы уже сейчас видим ценовые войны, попытки выдавить с рынка конкурентов. Розница – это единственная гарантия того, что ты можешь продать свой продукт с максимально возможной маржой.






















– Какие существуют планы относительно развития сбытовых и, в частности, розничных каналов NIS?

– Когда мы доведем НПЗ до оптимальной мощности, 60% нефтепродуктов предполагаем поставлять на внутренний рынок, 40% – за пределы Сербии. Свою долю на оптовом рынке страны мы собираемся сохранить примерно на том же уровне, что и сейчас – 73–78%. В этом году мы планируем реализовать на внутреннем рынке в общей сложности около 2,5 млн т нефтепродуктов, и это, как я уже сказал, почти предел возможного. Что касается розницы – в Сербии у NIS в настоящий момент порядка 336 АЗС, и еще три станции находятся в процессе строительства и реконструкции. В ближайшие три года мы планируем довести количество собственных автозаправок до 800 единиц. Но лишь половина из них будет находиться на территории Сербии, остальные – за рубежом. Мы уже вышли на розничные рынки трех соседних стран. Так, в Боснии мы оперируем 36 АЗС, в Болгарии – 28 (еще три строятся), в Румынии – 10 (плюс 18 станций в стадии строительства). Впрочем, мы не ограничиваемся только этими странами, рассматривая и другие регионы для развития розничной сети NIS. Мы рассчитываем получить не менее 10% рынка региональных розничных продаж в ключевых, соседних с Сербией странах. Однако где-то наша доля может оказаться и выше. Например, в Боснии она составит порядка 15%, так как там мы выкупили у австрийской OMV уже готовую сеть АЗС.

Логистику мы будем развивать параллельно с розницей. В частности, сеть нефтебаз в Сербии у нас есть, но европейское законодательство обязывает нас иметь нефтебазы не только в регионе, но и в каждой конкретной стране, где у нас есть АЗС. Поэтому мы уже купили нефтебазу в Болгарии, собираемся строить в Румынии (сейчас пока арендуем), аналогичный проект готовится в Боснии. Если будем выходить в другие страны, то это тоже будут не только АЗС, но и нефтебазы.

– А почему NIS так активно выходит с розницей за рубеж?

– Конечная цель нашей сбытовой стратегии – гарантированно обеспечить продажу не менее 70% светлых нефтепродуктов NIS через собственную розничную сеть.

– В каких странах региона наиболее благоприятные условия для развития сети АЗС?

– Все государства здесь абсолютно разные, и везде нужен индивидуальный подход. Наибольшие перспективы мы, конечно же, связываем с теми территориями, на рынки которых уже вышли. Но есть еще две-три страны, которые нам интересны. Решение – входить туда или нет – будут принимать акционеры.

– С точки зрения ресурсной базы и добычи углеводородов, Румыния одна из наиболее обеспеченных стран в регионе. Это не помешает развитию там бизнеса NIS?

– Не нужно забывать, что население Румынии – порядка 20 млн человек и, соответственно, рынок сбыта там значительно больше, чем в других государствах региона. Кроме того, она разделена горами на две части. Фактически все основные нефтеперерабатывающие и сбытовые активы расположены в одной из них. А вторая, примыкающая как раз к Сербии и Венгрии, обеспечена топливом явно недостаточно. Благодаря этому NIS и может занять здесь лидирующие позиции. Плюс у нас еще очень удобная логистика для поставок топлива на данном направлении.

– Под какими брендами будут работать ваши АЗС в Сербии и за ее пределами?

– В Сербии наши станции действуют в основном под брендом NIS Petrol, за рубежом – главным образом под брендом GAZPROM. На территории Республики Сербской – она входит в состав Боснии – мы используем оба бренда. Первый из них представляет автозаправочные комплексы экономкласса и конкурирует с такими сетями, как MOL, второй работает в премиум-сегменте наравне со станциями OMV. В Европе есть четкая сегментация, которая в России сложилась еще не так определенно. Люди, которым важен объем услуг и качество топлива, готовы платить больше. Мы очень четко позиционируем бренд GAZPROM в премиальной нише. Практика показывает, что потребители, причем из разных социальных групп, этому бренду доверяют. Скажу только, что корпоративные карты для заправок на АЗС GAZPROM делают не только коммерческие компании, но и представители различных органов власти и политических структур в странах, где эта сеть работает.

NIS активно действует и в сегменте газомоторного топлива. Как сегодня развивается это направление?

– У нас есть две производственные площадки по производству автогаза (сжиженных углеводородных газов) – непосредственно на нашем основном НПЗ в Панчево и на мини-ГПЗ в Элемире. Их суммарная мощность составляет порядка 40–45% от общего потребления в стране. Но какую-то часть автогаза мы докупаем, поэтому доля NIS на внутреннем рынке достигает сегодня 55–60%. Цель, так же, как и по бензинам и дизелям, – довести ее минимум до 70%. Соответственно, мы планируем определенную модернизацию панчевской площадки и увеличение ее загрузки. И предполагаем небольшие инвестиции на ГПЗ в Элемире. Наш план – обеспечение за счет собственного производства минимум 60–65% внутреннего потребления страны. Для экспорта автогаза этих мощностей, конечно, не хватит, поэтому здесь речь идет только об обеспечении внутреннего рынка.






– Расскажите о диверсификации бизнеса NIS. Почему компания занялась развитием электроэнергетики и других направлений?

– В силу ряда уникальных преимуществ NIS, прежде всего с точки зрения расположения и влияния в регионе, развитие этого сегмента стало логичным дополнением к основному для нас нефтегазовому бизнесу. Мы расширяем добычные проекты и ожидаем, что будет увеличиваться не только производство нефти, но и природного газа. Сейчас мы обеспечиваем им порядка 20% сербского рынка, и эта доля может вырасти до четверти, даже с учетом того что на территории Сербии реализуется проект «Южный поток». Однако больше этого объема по адекватным ценам мы реализовать не сможем, а для отправки сербского газа на экспорт нет технической возможности. Электроэнергию, произведенную из газа, мы можем использовать как для собственных нужд, так и реализовывать на рынках Сербии, соседних стран и даже экспортировать в Западную Европу. Кстати, как ожидается, полная либерализация сербского рынка электроэнергии произойдет в начале 2015 года, и мы хотим быть к этому готовы. Поэтому было принято решение об участии NIS в двух крупных проектах по генерации электроэнергии совместно с партнерами.




Первый из них предполагает реконструкцию ТЭЦ Нови-Сад, где доля NIS составляет 24%, и строительство там двух новых энергоблоков на основе эффективного парогазового цикла мощностью 480 МВт. Общая установленная мощность станции достигнет при этом 715 МВт, а максимальное годовое производство электроэнергии – 2730 ГВтч. Партнером NIS по проекту выступает словацкая компания GGE. Второй проект мы реализуем на паритетных началах с ООО «Газпром энергохолдинг». Речь идет о строительстве в Панчево ТЭЦ мощностью порядка 200 МВт при годовом производстве электроэнергии в 1350 ГВтч. Кстати, с ООО «Газпром энергохолдинг» мы собираемся расширять сотрудничество и по другим направлениям. В частности, по повышению энергоэффективности наших предприятий.


Помимо этого, мы самостоятельно реализуем проект по малой когенерации на месторождениях нефти и газа. Одна такая установка уже запущена в Сираково в июле. До конца года планируем ввести в строй еще семь. Завершить проект планируется к концу 2014 года. Суммарная мощность всех установок составит 40 МВт.



– А почему в этом году NIS вошла в проект ветрогенерации в Пландиште?

– В Европе создать механизм, компенсирующий производство углекислого газа с помощью генерации «зеленой» энергии, значительно выгоднее, чем оплачивать квоты за выброс СО2. Ветропарк Plandište, кстати, первый и крупнейший проект ветрогенерации в Сербии. Станция мощностью 102 МВт будет запущена в эксплуатацию в конце следующего года. Общие инвестиции составят 160 млн евро, но вклад нашей компании, доля которой – 50%, не превысит 25 млн. Потому что мы смогли выстроить такую финансовую конструкцию, где сделали гарантированные поставки электроэнергии предметом залога и тем самым не обременили себя дополнительным банковским долгом. Такие подходы мы стараемся использовать и в других наших проектах, что позволяет сосредоточить основные финансовые средства на развитии профильного бизнеса.












– Другие проекты – это и освоение нетрадиционных ресурсов нефти и газа?

– В том числе. Это разработка нетрадиционных запасов газа, нефтяные сланцы, тяжелая и высоковязкая нефть, метан угольных пластов и так далее. Пока экспериментируем в этих направлениях.

– Что-то уже делается по разработке месторождений нефтяных сланцев?

– Из представляющих промышленный интерес районов можно говорить прежде всего об Алексинце, расположенном на юго-востоке Сербии, где запасы сланцев оцениваются примерно в 2 млрд т. Мы не исключаем возможности своего участия в их разработке. Партнером – поставщиком технологий здесь для нас может выступить российский«Атомэнергопроект». Но никаких окончательных решений еще не принято.

– Рассматриваете ли вы возможность реализации проектов, связанных с угольной генерацией электроэнергии?

NIS изучает потенциальные возможности реализации проекта по строительству ТЭС в районе угольного разреза Kovin.







ЧАСТЬ 1 здесь: http://pan-ikota.livejournal.com/68983.html

Profile

iggi
pan_ikota
Самуил Эдмундович Шмулевич-Хреновский

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com